Рубцова Е. Л., Чувикина Н. В., Клименко С. В. Первые послевоенные годы Л. И. Рубцова – новый этап в жизни и творчестве. Ботанические тайны Межигорья под Киевом // Hortus bot. 2021. Т. 16, URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=7825. DOI: 10.15393/j4.art.2021.7825


Ботанические сады: история и современность

pdf-версия статьи

УДК 712.4:Рубцов712(477.41)

Первые послевоенные годы Л. И. Рубцова – новый этап в жизни и творчестве. Ботанические тайны Межигорья под Киевом

Рубцова
Елена Леонидовна
Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины,
Тимирязевская, 1, Киев, 01014, Украина
olenarubtsova@gmail.com
Чувикина
Наталья Валерьевна
Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины,
Тимирязевская, 1, Киев, 01014, Украина
natachko@ukr.net
Клименко
Светлана Валентиновна
Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины,
Тимирязевская, 1, Киев, 01014, Украина
cornusklymenko@gmail.com
Ключевые слова:
наука, история, садоводство, ландшафтный дизайн, Киев, ботанический сад, Л. И. Рубцов, Германия, Межигорье, дача Н. С. Хрущева
Аннотация: В статье проанализировано начало нового этапа в жизни и творчестве выдающегося ландшафтного архитектора доктора биологических наук, профессора Леонида Ивановича Рубцова. В 1946 г. для участия в строительстве академического  ботанического сада в Киеве (ныне Национальный ботанический сад имени Н. Н.  Гришко НАН Украины) был приглашен из Ленинграда опытный ландшафтный архитектор Л. И. Рубцов. Свою работу в Киеве он начал заведующим отделом цветоводства и оранжерейных культур, а также обследовал дендропарк «Тростянец» в Черниговской области. В 1946 г. Л. И. Рубцов принимал участие в экспедиции в Германию с целью приобретения растений для строительства ботанического сада. В 1946–1947 гг.  Л. И. Рубцов также выполнял ответственное задание – озеленение дачи Н. С. Хрущева в Межигорье под Киевом. Современное обследование территории бывших правительственных дач Межигорья дало возможность предположить, что некоторое количество растений, которое было привезено в ботанический сад в 1946 г. из Германии, было высажено на даче Н. С. Хрущева по проекту и под руководством Леонида Ивановича Рубцова. Насаждения, которые сохранились на месте бывших правительственных дач, имеют большую научную ценность как дендрологическая коллекция и как образец ландшафтной композиции конца 1940-х гг.
Получена: 02 марта 2021 года
Подписана к печати: 14 июля 2021 года

*

В жизни и творчестве выдающегося дендролога и ландшафтного архитектора доктора биологических наук, профессора Леонида Ивановича Рубцова (1902–1980) можно выделить несколько периодов. Каждый из них был очень насыщенным и сыграл немалую роль в его творчестве.

Первый период – становление личности, учеба, вначале на Рабфаке Иваново-Вознесенского политехнического института, а затем в Ленинградской лесотехнической академии (1920–1930) (Рубцова, Чувікіна, 2019). За это время он стал квалифицированным специалистом и сформировался как самостоятельный исследователь.

Второй период творчества Л. И. Рубцова тесно связан с Кавказом (1928–1935; работа в Сухумском отделении ВИРа началась еще во время студенческой практики). В это время он работал под руководством выдающегося ученого мирового масштаба Н. И. Вавилова и известных ботаников (С. Г. Гинкула, Н. Д. Костецкого, В. Ф. Николаева), имел возможность изучать и работать над реконструкцией многих субтропических парков (Рубцова, Чувикина, 2018).

Третий период (1935–1941, 1945–1948) – работа в Ленинграде во Всесоюзном Институте растениеводства, Ботаническом институте имени В. Л. Комарова (БИН), преподавание в Ленинградской лесотехнической академии. В это время Л. И. Рубцов участвовал в проектировании стадиона имени С. М. Кирова в Ленинграде, проектировании многих ботанических садов в разных республиках бывшего СССР, в 1940 г. участвовал в Первой всесоюзной конференции ботанических садов с докладом «Принципы планирования и оформления территории ботанических садов». Плодотворная работа была прервана Второй Мировой войной. Рядовой, а с 1942 г. лейтенант Леонид Рубцов участвовал в обороне Ленинграда, четырежды был ранен, заслужил боевые награды. После лечения и демобилизации Леонид Иванович в мае 1945 г. вернулся в Ботанический институт имени В. Л. Комарова, а в декабре того же 1945 г. успешно защитил диссертацию на тему "Растения в ландшафтной архитектуре" на соискание ученой степени кандидата биологических наук (Л. І. Рубцов: біобібліографія, 2012).

Последний, четвертый период творчества тесно связан с Украиной. Переезд в Киев для работы над созданием дендрария Центрального республиканского ботанического сада АН УССР (ЦРБС, ныне – Национальный ботанический сад (НБС) имени Н. Н. Гришко НАН Украины) состоялся в марте 1948 г. Но первое знакомство с Украиной, Николаем Николаевичем Гришко, ботаническим садом АН Украины, строительство которого только начиналось, состоялось на два года раньше – в марте 1946 г.

**

Рис. 1. Л. И. Рубцов. 1946 г.

Весной 1946 г. в Ленинград приехал директор ботанического сада АН УССР академик АН УССР Н. Н. Гришко и предложил Л. И. Рубцову работу в Киеве. Для строительства нового академического ботанического сада необходимы были квалифицированные специалисты, и Н. Н. Гришко подбирал коллектив для создания, как он мечтал, одного из лучших ботанических садов мира, а кандидат биологических наук Л. И. Рубцов уже в то время был квалифицированным ландшафтным архитектором и имел опыт проектирования ботанических садов.

Центральный республиканский ботанический сад АН УССР был основан 22 сентября 1935 г. Именно тогда Постановлением Совета народных комиссаров УССР в Печерском районе Киева в живописной местности с историческим названием «Зверинец» был выделен участок земли для строительства института ботаники и ботанического сада при нем. Для освоения участка были необходимы немалые средства – на территории, отведенной под сад, были улицы с частными домами, строения закрытого в то время Свято-Троицкого Ионинского монастыря, в которых размещались многочисленные учреждения. Довоенный грандиозный проект строительства ботанического сада не был реализован из-за недостатка средств и оккупации Киева (1941–1943 гг.). До 1941 г. на территории ботанического сада проводилась работа по выращиванию посадочного материала для будущего сада и была экспериментальная база Института ботаники. Но 2/3 отведенной территории оставались под частным сектором. До 1941 г. была собрана коллекция растений из 1050 таксонов открытого грунта и около 1000 таксонов оранжерейных растений, но настоящее строительство сада не начиналось. Во время немецко-фашистской оккупации Киева почти все растения погибли.

Вскоре после освобождения Киева, в марте 1944 г. было принято решение о возобновлении строительства и научной работы ботанического сада, с июля 1944 г. ботанический сад стал самостоятельным научным учреждением в системе АН Украины, а здание для института ботаники (ныне – Институт ботаники имени Н. Г. Холодного НАН Украины) было решено строить в другом месте. Директором сада был назначен выдающийся ученый и организатор науки, директор Института ботаники в 1939–1944 гг., академик АН УССР Николай Николаевич Гришко (1901–1964) (Черевченко, Чувікіна, 2005).

Рис. 2. Н. С. Хрущев (первый слева), Н. Н. Гришко (второй справа) и сотрудники ботанического сада, 1947 г.

Так как площадь будущего ботанического сада по сравнению с довоенными планами была значительного увеличена, в мастерских «Киевпроекта» под руководством академика архитектуры А. В. Власова и Н. Н. Гришко был разработан новый генеральный проект строительства ботанического сада АН УССР. Но этот проект был эскизным и дорабатывался научными сотрудниками – кураторами участков уже в процессе посадок. Огромная роль в этой работе принадлежала заведующему отделом дендрологии ЦРБС, создателю широко известного моносада сирени и многих других уникальных участков дендрария Леониду Ивановичу Рубцову.

Л. И. Рубцов впервые приехал в Киев весной 1946 г., и, как записано в его личном деле, с 1 марта 1946 г. был назначен заведующим отдела цветоводства и оранжерейных культур Центрального республиканского ботанического сада АН УССР. К тому времени у Леонида Ивановича уже был немалый опыт работы с цветочно-декоративными растениями (Рубцова, Чувікіна, Чижанькова, 2019). Однако, из Ботанического института Л. И. Рубцов не спешил увольняться. Можно считать, что поездка в Украину 1946 г. была ознакомительной. Свою работу в Киеве на новой должности Л. И. Рубцов начал с разработки проекта создания участка «Цветочная горка».

Строительству сада очень помогал Никита Сергеевич Хрущев (1944–1947 гг. – председатель Совета народных комиссаров (Совета Министров) УССР, 1947–1949 гг. – первый секретарь ЦК КП(б)У). Н. Н. Гришко часто обращался за помощью к Н. С. Хрущеву по разным вопросам (обеспечение строящегося сада самым необходимым – от лопат и машин до рабочей силы – военнопленных, которые выполняли подготовительную работу – ремонт и строительство необходимых помещений, снос ненужных строений, планировку территории, строительство дорог). Видимо, именно от Н. Н. Гришко Н. С. Хрущев узнал о приглашении в Киев на работу опытного ландшафтного архитектора Леонида Рубцова. Специалистов такого уровня ни один ВУЗ Украины не готовил, их в республике не было.

Рис. 3. Официальный вызов Л. И. Рубцова и В. К. Марковой в Киев для работы «по специальным объектам ЦК КП(б)У» (озеленения дачи Н. С. Хрущева в Межигорье), 1946 г. (Леонід Іванович Рубцов. Документи про життя і діятiльність …).

Приглашение Л. И. Рубцова в Киев для работы в новом ботаническом саду совпало с письмом управляющего делами ЦК КП(б)У директору Ботанического института (БИН) АН СССР Б. К. Шишкину от 23 апреля 1946 г. с просьбой командировать кандидата биологических наук Л. И. Рубцова и младшего научного сотрудника, художника музея БИН В. К. Маркову (жену Л. И. Рубцова) в распоряжение управления делами Центрального комитета Коммунистической партии Украины с 12 июля по 1 сентября 1946 г. «для составления проекта, зарисовок и проведения работ в натуре на специальных объектах ЦК КП(б)У». Под «специальными объектами» подразумевались правительственные дачи, где отдыхали «первые лица» Украины. Просьбу от такой серьезной организации игнорировать было невозможно, и член-корреспондент АН СССР Б. К. Шишкин, конечно, не возражал. К письму была приписка о возможности включить указанную работу в план работы БИНа по обследованию ландшафтной структуры лучших старых парков Украины.

Рис. 4. Н. С. Хрущев в Межигорье, 3 февраля 1946 г. Российский государственный архив социально-политической истории Ф. 397. Оп. 3. Д. 96.

Дачи Н.С. Хрущева и других партийных деятелей были расположены в Межигорье в 20 км от Киева. Межигорье – одно из живописных мест правого берега Днепра, славится своими уникальными ландшафтами, лесными массивами, родниками, озерами. С Межигорьем связана история Межигорского Спасо-Преображенского монастыря, Межигорской фаянсовой фабрики, Межигорского художественно-керамического техникума. В 1935 г. после переезда правительства Украины из Харькова в Киев, было решено строить правительственные дачи именно на месте бывшего Межигорского монастыря. Для строительства дач для «первых лиц» государства все строения монастыря были снесены. С тех пор территория в 136,9 га обрела особый статус и вошла в состав земель управления делами правительства УССР (Івакін, Козюба, 2014). Фактически, с 1935 г. по 2014 г доступ туда посторонних лиц был строго запрещен.

Первым на новых гос. дачах поселился П. П. Постышев, позже тут жили С. В. Косиор, Г. И. Петровский, Н. С. Хрущев. Между строениями еще в 1930-х гг. были проложены асфальтированные дорожки, было посажено много декоративных и плодовых растений. Н. С. Хрущев жил на даче в Межигорье в 1938–1941 и 1943–1949 гг.

Рис. 5. Дача Н. С. Хрущева в Межигорье (Кашеварова, 2018).

Рис. 6. Въезд на территорию правительственных дач Межигорья, 1943 г. (Кашеварова, 2018).

Н. С. Хрущев писал про местность, где была его дача: «...сказочное место для отдыха. Круглая, как кастрюля, котловина, смыкающаяся с одной стороны с Днепровским пляжем, а с другой соединенная единственной дорогой-ручкой с плато. Маленький ровный пятачок в окружении гор, с садом и довольно крутым мощеным выездом.» (Хрущев, 2009).

Сохранились фото и описание партийных особняков Межигорья времен немецкой оккупации 1943 г. Документ оцифрован, он находится в Федеральном архиве в Берлине (Кашеварова, 2018). По этим фотографиям можно получить представление об оформлении территории около зданий. Как видно на фото, возле дачи С. В. Косиора в 1943 г. росли плодовые деревья.

Участок, где когда-то находилась дача Н. С. Хрущева (здания не сохранились), находится на террасе при впадении ручья Дзвинка в Днепр. Высота террасы – 10 м над долиной реки, с севера ограничена ручьем, с востока – берегом Днепра, с юго-востока – прудом, с юга и запада – склонами холмов. Размеры участка – 240х140 м. Ныне здесь расположена парковая зона со старыми асфальтированными дорожками (Івакін, Козюба, 2014).

В 2014 г. территория Межигорья стала доступна для посетителей. В 2017–2018 гг. сотрудники НБС имени Н. Н. Гришко обследовали территорию бывших правительственных дач в надежде отыскать следы работы Л. И. Рубцова.

Оказалось, что несмотря на то, что сами дачи не сохранились, но сохранилась планировка участка. Четко видно, что дорожки проложены, а растения высажены с учетом несуществующих ныне строений. На месте фундаментов расположены поляны, сохранились участки и с регулярной, и с вольной планировкой (круглая клумба, от которой лучами отходят дорожки, аллеи, живописные группы декоративных растений).

На участке до сих пор сохранились декоративные хвойные, лиственные и плодовые растения, среди них очень редкие виды и формы.

В большом (30 растений) сирингарии сейчас произрастают 10 сортов сирени обыкновенной: Карл Х, Мадам Антуан Бюхнер, Синай светло-лиловий, Мадам Казимир Перье, Слава Горстейтнштейна, Президент Греви, Гуго де Фриз, Гуго Костер, Людвиг Шпет, Мишель Бюхнер.

Рис. 7. Сотрудники Ботанического сада обследуют территорию бывших правительственных дач.

Рис. 8. Сотрудники Cада изучают растения на территории бывших правительственных дач.

Рис. 9. Клумба со старыми асфальтными дорожками.

Рис. 10. Поляна в Межигорье в районе бывших правительственных дач. На этом месте было строение, 2018 г.

 

Рис. 11. Сирингарий в Межигорье, 2018 г.

 Две группы Tilia cordata Mill. – всего 19 деревьев, отделяют сирингарий от поляны, где раньше стоял дом.

С северной стороны участка над подпорной стеной в шахматном порядке растут 15 кустов Cornus mas L. Возраст растений 70–80 лет, они обильно плодоносят. Возможно, посадочный материал местного происхождения – из бывшего монастырского сада. В монастырских садах, по архивным данным, кизил широко культивировался с Х–ХІ столетия (Клименко, 1992).

Плодовые растения представлены девятью экземплярами Juglans regia L., Malus sp., Malus niedzwetzkyana Dieck ex Koehne, Cydonia oblonga Mill. Очень эффектно выглядят две шелковицы ‘Pendula’, привитые на штамб Morus alba.

Украшают участок Magnolia × soulangeana Soul. - Bod. – многолетняя поросль, которая выросла после гибели старого дерева.

Из голосеменных на участке обнаружены 9 многоствольных деревьев Thuja occidentalis L. и 9 букетных групп ее культивара ‘Columna’.

Сохранилась аллея из 35 деревьев Picea pungens Engelm. На этой же аллее растут две Abies concolor Lindl. ex Hildebr. и две P. glauca Voss. Также обнаружено 25 деревьев Picea abies A. Dietr., четыре дерева Pinus sibirica Du Tour., две Abies sibirica Ledeb., Juniperus × media V. D. Dmitriev и семь растений Taxus baccata L., сформированных в виде конуса. Солитерно высажено Thuja plicata Donn ex D. Don и Tsuga heterophylla Sargent. (Рубцова, Клименко, 2020).

Рис. 12. Аллея из ели колючей.

Свободная от застройки территория с парковым ландшафтом занята видовыми группами и одинокими деревьями. Ели колючие (32 дерева) растут в группах по 5–12 штук и одиночно. Более трех десятков растений Betula pendula Roth образуют березовую рощу. В пределах рощи три «букета» по два дерева в каждом и одно большое дерево стоит отдельно как солитер. Между березами, как осенний акцент, растут четыре дерева Quercus rubra L. и Ginkgo biloba L.

Украшают участок Liriodendron tulipifera L., Ailanthus altissima Swingle, Fraxinus excelsior L., Aesculus hippocastanum L., Acer platanoides L., Crataegus monogyna Jacq. ‘Rosea Plena’, Platanus hybrida Brot.



.

Рис. 13. Боярышник однопестичный ‘Розеа Плена’.

Из традиционных и экзотических растений на участке растут: Philadelphus coronarius L., Sambucus nigra L., Cornus alba L., Forsythia suspensa Vahl., Viburnum lantana L., Kolkwitzia amabilis Graebn., Viburnum opulus ‘Boul De Neig’, Spirea × vanhouttei Zabel, Euonymus alatus (Thunb.) Siebold ‘Compacta’.

Обнаруженная нами на территории бывших правительственных дач Tsuga heterophylla Sargent очень редкий вид, этот вид не зафиксирован ни в одной дендрологической коллекции Украины. Abies concolor Lindl. ex Hildebr. и Abies sibirica Ledeb., Pinus sibirica Du Tour. также редко встречаются в ботанических коллекциях. Возраст практически всех обследованных деревьев более 60 лет (Рубцова, Клименко, 2020).

Жена Леонида Ивановича Рубцова Валентина Константиновна Маркова писала в своих мемуарах, что в 1946 г. они (Л. И. Рубцов, В. К. Маркова и сын Миша) приехали в Киев и временно поселились в пристройке к колокольне Свято-Троицкого Ионинского монастыря. Приезжал Л. И. Рубцов в Киев и в 1947 г. Для посадок, согласно проекту, в Межигорье необходимо было подобрать посадочный материал, поэтому осуществление проекта было отложено на 1947 г.

Рис. 14. Л. И. Рубцов возле пристройки к колокольне (слева), где он жил в первый приезд в Киев в 1946 г.

В. К. Маркова писала о бытовых подробностях, которые дают возможность узнать о жизни ученых в то непростое время. Есть там и описание ночного происшествия, которое случилось с ними в Киеве в 1946 г. После того, как Леонид Иванович закончил работу над проектом озеленения дачи Н. С. Хрущева, ночью к ним постучали люди в кожаных куртках. А в те страшные времена все знали, что может означать ночной визит. Именно ночью сотрудники НКВД проводили обыски и аресты. Но выяснилось, что на этот раз страх был напрасным. Непрошенные гости из НКВД привезли продуктовый паек от Н. С. Хрущева – благодарность за проделанную работу. Ночью приехали потому, что днем не смогли найти Л. И. Рубцова, так как в то время на территории ботанического сада было много небольших домиков бывших жителей, в которых временно жили сотрудники сада, а адрес у всех строений был один. Вернуться, не выполнив приказ, сотрудники спецслужб не имели права.

Большая картонная коробка была наполнена редкими в то голодное время продуктами (головка сыра, килограмм масла, два кило шоколадных конфет, турецкие сухарики, батоны (по карточкам тогда выдавали только черный хлеб), твердая колбаса и 2 бутылки грузинского вина «Напареули». После перенесенного стресса спать семья уже не могла, пир устроили немедленно. Леонид Иванович разбудил своих студентов Ленинградской лесотехнической академии, которые жили рядом в общежитии, и все вместе «пировали» при свете керосиновой лампы.

Позже, уже в 1947 г., после окончания работ в Межигорье, Л. И. Рубцов получил за работу озеленения правительственных дач немалые деньги, на которые, как вспоминала В. К. Маркова, семья смогла купить в комиссионном магазине крайне необходимую одежду (Л. И. Рубцову – зимнее пальто и пыжиковую шапку, а его супруге – осеннее пальто, бархатную шляпку, туфли и отрез на летнее пальто). Ведь почти два года после окончания войны Леонид Иванович все еще продолжал ходить в шинели и в военной шапке, которую ему выдали при выписке из госпиталя (с чужой головы). Выходя из магазина, он с удовольствием выбросил свою военную шапку в урну.

По окончании проектных работ в Межигорье у Леонида Ивановича появилось время начать знакомство с парками Украины. К тому времени он обследовал немало парков разных регионов, но с украинскими парками не был еще знаком. В сентябре 1946 г. Л. И. Рубцов впервые посетил дендропарк «Тростянец» Черниговской области (Л. И. Рубцов, личное дело: Л. 85). Старинный парк, созданный в середине XIX столетия, очень понравился Леониду Ивановичу. В статье, напечатанной в 1949 г. (Рубцов, 1949), он отмечал, что в отличие от большинства парков основу его ландшафтной композиции составляет не архитектура и скульптура, а изысканность пластической обработки рельефа, комбинирование и пространственное размещение растений. Впоследствии Л. И. Рубцов много раз посещал этот замечательный парк, участвовал в работах по его реконструкции.

Рис. 15. Н. Н. Гришко (второй справа) в Германии с представителями Советской Военной администрации, 1946 г.

В разрушенном войной Киеве в 1946 г. не было посадочного материала для строительства ботанического сада, а, учитывая планируемую площадь (около 200 га) и грандиозные научные задачи, поставленные в проекте перед новым академическим ботаническим садом, было необходимо огромное количество растений.

Летом 1946 г. на ученых советах ботанического сада обсуждалось, где взять посадочный материал для строительства сада. Часть сотрудников считала, что нужно закладывать свои питомники и выращивать посадочный материал самостоятельно. Но в таком случае закладка коллекционных и экспозиционных участков откладывалась на годы. Другая часть сотрудников считала, что приступать к посадкам необходимо как можно раньше, а посадочный материал собирать из разных источников. Заведующий отделом культурной флоры Даниил Федорович Лыхварь предложил поехать за посадочным материалом в Германию, где в питомниках Саксонии в довоенные годы выращивали саженцы, которые из-за войны оказались нереализованными (Лихвар, 2017: 136).

В мае 1946 г. директор сада Н. Н. Гришко сопровождал Н. С. Хрущева, который всячески помогал строительству Ботанического сада, в поездке по Восточной оккупационной зоне Германии. Хрущев дал указание чиновникам Советской военной администрации оказывать содействие представителю ботанического сада в покупке посадочного материала и решении финансовых и организационных вопросов (Річний звіт …, 1947).

По просьбе Н. Н. Гришко в конце июне 1946 г. в Германию выехал Д. Ф. Лыхварь с заданием закупить растения, семена, сельскохозяйственное оборудование и другие материалы, необходимые для строительства сада. Д. Ф. Лыхварь находился в Германии до начала ноября. И все это время он работал в Восточной оккупационной зоне, особенно в Саксонии, в частных питомниках, где отбирал, закупал и готовил к отсылке в Киев посадочный материал (Лихвар, 2017: 136). В большей части питомников Саксонии был большой выбор посадочного материала, именно такого, который был необходим, а владельцы питомников были рады покупателю, который платил «живые» деньги.

Рис. 16. Доверенность Управления репараций и поставок Советской Военной администрации в Германии Д. Ф. Лихварю на купленные в Германии растения, 21.09.1946 г. (Звіти про наукові експедиції …: Л. 2).

Д. Ф. Лыхварь писал, что, к сожалению, не все необходимое для строительства ботанического сада было в питомниках Саксонии, часть нужных видов растений выращивалась в питомниках Западной оккупационной зоны. Член-корреспондент АН СССР Павел Александрович Баранов, который приехал в Германию раньше Д. Ф. Лыхваря с похожим заданием, успел закупить немало растений в питомниках Западной оккупационной зоны. Д. Ф. Лыхварь пытался поступить так же, но было уже поздно: границы закрыли для межзональной торговли (Лыхварь, 2017: 140). П. А. Баранов руководил «ботанической группой», которая закупала посадочный материал для московского Главного ботанического сада и других ботанических учреждений России (Яценко, 2018).

Со 2 октября по 15 ноября 1946 г. для помощи Д. Ф. Лыхварю в оформлении документов и организации отгрузки купленного материала в Германию выехали сотрудники ботанического сада Л. И. Рубцов, А. Л. Липа и П. С. Чабан. Заданием Л. И. Рубцова, кроме оформления документов, было знакомство с садово-парковым искусством Германии (Л. И. Рубцов, личное дело: Л. 85).

Рис. 17. Наряд-заказ на транспортировку купленных в Германии растений, 24.09.1946 г. (Звіти про наукові експедиції …: Л. 5).

За четыре месяца напряженной работы сотрудниками ЦРБС АН УССР было организовано приобретение и вывоз в Киев 167 тысяч посадочных единиц растений, семена 1372 названий, библиотеку Института роз, на что было потрачено около 3,5 миллионов советских рублей (500 тысяч немецких марок) (Лихвар, 2017: 136; Річний звіт…, 1947: 2—8). Закупленные материалы были погружены в 33 железнодорожных вагона и отправлены в Киев. Собрать все вагоны в один состав не удалось. Вагоны ехали без сопровождения, по одному – через Польшу до Бреста, а оттуда в Киев. Не обошлось без «приключений». Вагон с книгами в Бресте был открыт, а книги «проверены на наличие иллюстраций», часть которых была вырвана. Вагон с розами из Зангерхаузена по ошибке доехал до Томска и только в середине зимы – до Киева, в результате чего многие растения погибли. Вагон с сельскохозяйственным оборудованием в Киеве разгружали сотрудники Украинского научно-исследовательского института сельского хозяйства, которые присвоили значительную часть оборудования. Но оставшиеся 30 вагонов прибыли в Киев вовремя, неповрежденными и были встречены и разгружены сотрудниками Ботанического сада.

Рис. 18. Служебная телеграмма Н. Н. Гришко в Дрезден (Германия) для Л. И. Рубцова и П. С. Чабана, 4.11.1946 г. (Документи по будівництву Ботанічного саду АН УРСР з особистого архіву М. М. Гришка).

Прибывшие из Германии поздней осенью 1946 г. растения были прикопаны в питомниках Ботанического сада и хорошо сохранились до весны 1947 г. Они стали основой для создания многих экспозиций: дендрария с широко известным садом сирени и коллекцией голосеменных растений, розария, коллекции растений закрытого грунта.

Вскоре после возвращения из Германии, в конце 1946 г., Леонид Иванович вернулся в Ленинград, в личном деле причиной увольнения Л. И. Рубцова с должности зав. отдела цветоводства с 1.01.1947 г. названо «невозможность предоставить жилье для семьи» (Л. И. Рубцов, личное дело: Л. 58).

В 1947 г. Л. И. Рубцов еще раз приезжал в Киев для работ на даче Н. С. Хрущева в Межигорье. Можно предположить, что в 1946 г. он сделал проект реконструкции и озеленения территории, а в 1947 г. руководил посадками растений из питомников Ботанического сада. Почти все сорта сирени, обнаруженные в Межигорье, (кроме Гуго Костер) есть в списке растений, привезенных из Германии в 1946 г. (Рубцов, Жоголева, 1961). В то время существовала практика передачи растений, привезенных из Германии, известным людям – политикам и академикам (Васильева, 2005: 23).

***

Работа над озеленением правительственных дач Межигорья стала первой работой Л. И. Рубцова в Украине. Анализ видового состава насаждений дает возможность предположить, что некоторое количество растений, привезенных в Ботанический сад в 1946 г. из Германии, было высажено на даче Н. С. Хрущева по проекту и под руководством ландшафтного архитектора Леонида Ивановича Рубцова.

В целом 1946 г. для Л. И. Рубцова был очень насыщенным: знакомство с Николаем Николаевичем Гришко и академическим Ботаническим садом, создание которого только начиналось, ответственная работа в Межигорье (которая дала возможность несколько улучшить материальное положение семьи в тяжелые послевоенные годы), знакомство с «Тростянцом» – одним из лучших дендропарков Украины, участие в экспедиции в Германию. В Украине перед Леонидом Ивановичем открывались новые перспективы – ведь не каждому ландшафтному архитектору выпадает возможность создать дендрарий ботанического сада фактически «с нуля». В Ленинграде ждали незаконченные дела, семья, но все обдумав, и получив жилье на территории сада, в 1948 г. Л. И. Рубцов с семьей окончательно переезжает в Киев, где начинался новый этап его творчества.

Литература

Васильева И. М. Взаимодействие Ботанического института им. В. Л. Комарова РАН и Главного ботанического сада им. Н. В. Цицина РАН при восстановлении коллекции суккулентов Ботанического сада БИН после Великой Отечественной войны // Информационный бюллетень Совета ботанических садов России и Отделение Международного совета ботанических садов по охране растений. М., 2005. Вып. 15. С. 25—31. https://www.bgci.org/files/Russia/Images/issue15.pdf (дата обращения 19.05.2020).

Документи по будівництву Ботанічного саду АН УРСР з особистого архіву М. М. Гришка. Дар Ю. М. Гришка. Фонди музею історії НБС імені М. М. Гришка. Л. 37.

Звіти про наукові експедиції співробітників ботанічного саду (відрядження співробітників ботанічного саду до Німеччини), 1946 р. Архів НБС імені М. М. Гришка НАН України. Оп. 2. Справа 1. 103 арк.

Івакін В., Козюба В. Пам’ятки Межигір'я у світлі археологічних досліджень // Пам'ятки України. 2014. № 9. С. 18—21.

Кашеварова Н. Г. З історії радянського повсякдення другої половини 1930-х років: межигірські дачі партійних функціонерів за німецькими даними 1943 р. (На портале с 09.12.2018). URL: http://resource.history.org.ua/item/0014189 (дата обращения 20.05.2020).

Клименко С. В. Генофонд местных форм кизила (Cornus mas L.) для создания сортов // VI съезд Укр. об-ва генетиков и селекционеров им. Н. И. Вавилова (Полтава, 1992): Тез. докл. Т. 3. НАН Украины, Укр. об-во генетиков и селекционеров им. Н. И. Вавилова. Киев, 1992. С. 86—87.

Леонід Іванович Рубцов. Документи про життя і діяльність. Фонди музею історії НБС імені М. М. Гришка НАН України. Арк. 1.

Леонід Іванович Рубцов (1902–1980): біобібліографія / Уклад.: О. Л. Рубцова, Н. В. Чувікіна, Л. О. Ісакова; відп. редактор М. І. Шумик. Київ: Моляр С. В., 2012. 32 с.

Л. И. Рубцов. Личное дело. Фонды музея истории НБС имени Н. Н. Гришко НАН Украины. 100 л.

Лихвар Д. Ф. Агрономічна хроніка. Київ: «Дзеркало світу», «Міленіум», 2017. 200 с.

Річний звіт про закордонні відрядження співробітників ботанічного саду (відрядження до Німеччини), 1947 р. // Архів НБС імені М. М. Гришка НАН України. Оп. 1. Справа 32. 72 арк.

Рубцов Л. І. Ландшафтна композиція та рослинність Тростянецького дендропарку // Труди ботанічного саду АН УРСР. Т. 1. Кiev: Вид-во АН УРСР, 1949. С. 66—77.

Рубцов Л. И., Жоголева В. Г., Ляпунова Н. А. Сад сирени (сирингарий) Центрального республиканского ботанического сада АН УССР. Киев: Изд-во АН УССР, 1961. 76 с.

Рубцова Е. Л., Чувикина Н. А. ВИРовский период научной деятельности Леонида Ивановича Рубцова: среди корифеев и будущих друзей // Hortus bot. 2018. Т. 13. URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=5282. DOI: 10.15393/j4.art.2018.5282 .

Рубцова О. Л., Чувікіна Н. В., Чижанькова В. І. Доктор біологічних наук, професор Леонід Іванович Рубцов – знавець квітниково-декоративних рослин // Інтродукція рослин. 2019. № 3. С. 97—102.

Рубцова О. Л., Чувікіна Н. В. Становлення особистості професора Леоніда Івановича Рубцова (1902–1980) // Історія науки і біографістика. 2019. № 1. С. 237—252.

Рубцова О. Л., Клименко С. В., Похильченко О. П., Чувікіна Н. В., Бреяк О. В., Горб В. К., Довгалюк Н. І. Науково-організаційна діяльність професора Л. І. Рубцова у 1946-1947 рр. // Історія науки і біографістика. 2020. № 1. С. 199—215.

Хрущев Н. С. Воспоминания. Время. Люди. Власть. М.: Политиздат, 2009. Книга 1. 652 с.

Черевченко Т. М., Чувікіна Н. В. Національному ботанічному саду ім. М. М. Гришка НАН України 70 років // Інтродукція рослин. 2005. № 3. С. 5—10.

Яценко О. В. Опыт организации экскурсионной деятельности в Новой оранжерее Главного ботанического сад им. Н. В. Цицина РАН // Hortus bot. 2018. Т. 13. Прил. I. URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=5747. DOI: 10.15393/j4.art.2018.5747 .




Просмотров: 144; Скачиваний: 50;