Прохоров А. А. Попробуйте вот это лобио. К юбилею Ю. Н. Карпуна // Hortus bot. 2014. Т. 9, URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=2442. DOI: 10.15393/j4.art.2014.2442


События года

pdf-версия статьи

УДК 58.006

Попробуйте вот это лобио. К юбилею Ю. Н. Карпуна

Прохоров
Алексей Анатольевич
Петрозаводский государственный университет, alpro@onego.ru
Ключевые слова:
Ю.Н.Карпун
Аннотация: Эссе, посвященное юбилею моего друга, Юрия Николаевича Карпуна - доктора биологических наук, профессора, директора Субтропического ботанического сада Кубани и председателя регионального Совета ботанических садов Юга России.
Получена: 03 декабря 2014 года
Подписана к печати: 03 декабря 2014 года

*

Однажды в 2001, по возвращении из штатов несколько человек сидят в московской квартире, беседуют и смотрят в телевизор. Вспоминают и нахваливают Скалистые горы и ботанический сад Денвера.  Несомненно, заслуженно. Вдруг я почему-то говорю,  что в России есть сады и получше. Удивленные взгляды людей, видевших  довольно много отечественных ботанических садов. В этот момент начинается передача с Любимцевым в качестве натуралиста. Обожаю взлеты сопряженных интуиций. Смотрите и наслаждайтесь лучшим садом мира. Ладно, согласен, России. А данный сад - лучший, или один из лучших виденных мною, включая австралийские, английские, американские, германские, голландские, доминиканские, ирландские, канарские, китайские, корейские, финские, французские, чешские и южноафриканские. Не больше, и не меньше. Фотографии вряд ли отразят всю прелесть этого места. Тем не менее, смотрите на Субтропический ботанический сад Кубани и его директора, доктора биологических наук, профессора, председателя регионального Совета ботанических садов Юга России, Юрия Николаевича Карпуна.

**

Не подумайте, что обложка этого тома Hortus botanicus лишена смысла. Очень даже не лишена. Когда зацветает лилиецветковая магнолия, остальные могут отдыхать. Но не здесь. Здесь рядом зацветает сакура. Великолепная глициния за считанные дни набухает гроздьями бутонов, и окрашивает мир своим собственным глициниевым светом. Дорожки сами собой ведут к морю, но не прямо, а через облака ароматов, оттенков, теней и солнечных зайчиков, звуков…

Я встретил Вас, сидящего в инжире,

Среди нездешних и роскошнейших цветов.

Вы были всем, в зеленом этом мире,

Я был никем, и с Вами не знаком.

Мы встретились 20 лет назад, когда я впервые поехал знакомиться с коллегами из ботанических садов постсоветской Евразии. С этим конгрессом связано начало моего существования в нынешней ипостаси. «Белые ночи» стали окном в мир ботанических садов.

Именно там стала понятна суть ботанического сада – музея естественной истории, служащего естественно-научному просвещению; инструмента прикладной и теоретической ботанической науки; санатория для человеческого тела и души.

Там, со словами «голуби мои, сизокрылые», по этому миру нас водил Юрий Николаевич, по всем параметрам и свойствам, сопоставимый только с Бонапартом при Аустерлице. Слышалась барабанная дробь. Кипарисы выстраивались в каре. Эфирные масла эвкалиптов стелились над холмами, усыпанными выдающимися ботаниками, мародерствующими в цикламенах и галянтусах.

Именно там, за несколько дней сформировались контуры создания информационного пространства ботанических садов всея Руси. Тогда Ю.Н. еще не называл меня - «медведем в пиджаке». Наша дружба возникла где-то позже, после конференции в Москве, когда Карпун постоял у нашего стенда с байкой о «Калипсо» как средстве регистрации коллекций, потом подошел ко мне и предложил поработать вместе над Каталогом культивируемых древесных растений России. Спустя какое-то время дома в Карелии мы творчески трудились над обобщением данных посланных из десятков садов России. Этот великолепный и незабываемый процесс привел к возникновению конечного печатного продукта. А сопутствующие дискуссии породили много информационно-технологических последствий.

И было Совещание по древесным в 1999. Кто-то ходил собирать гербарий по рельсам от Уч-Дере в Сочи. Из Очамчири привезли вино, которое мужчинам не досталось. Тогда я увез домой первую часть нашей будущей коллекции хвойных и любимый боярышник, охраняющий ныне вход в садик под окнами.

И был абсолютно бесподобный визит весной 2001 года с китайцами. Все началось с письма Ли Нан из Fairy Lake Botanical Garden с просьбой принять гостей, желающих посмотреть наш сад. В связи с большим количеством снега в марте в Карелии я перевел стрелки на оранжереи БИНа и ГБСа, а сам предложил свозить гостей в Сочи. Меня взяли переводчиком с русского на английский. С английского на китайский переводила Ли Нан.

И был сон четырех китайцев у ручья, вызванный настойкой на лавровишне, здесь называемой «амаретто». И под тихое журчание воды, мы размышляли о вечном. Остатки китайской водки в белом стекле уже 13 лет стоят в шкафу, их смертный, не постигший Дао, пить не может.

И было лобио, харчо и прочие вкусности сдобренные волшебными приправами. Некоторые травы должны попадать в лобио обязательно, но растут не везде. Для выращивания таких редкостей служат ботанические сады. На всякий случай в саду должно быть все, что может здесь расти. Ботанический сад характеризуется, прежде всего, таксономическим разнообразием. Особенно важно таксономическое разнообразие открытого грунта, ибо свидетельствует о возможности местного климата и почв принять зарубежных гостей. Каждый из этих гостей имеет свой характер, когда инвазивный, когда капризный. Первых надо сдерживать, вторых лелеять. Лелеять я учился у Вас, Ю.Н. Когда слышите о «зеленых руках» и о чудачествах принцев, разговаривающих со своими растениями, поверьте – это не только правда. Лишь истинные садовники способны к настоящей любви, благодаря которой возникает стремление к жизни.

Как-то среди радостей санатория «Белые ночи» - массажа, спелеотерапии, ванн с ароматными травами, «Наринэ» с бактериями, с последующим хождением по красоте немереной к морю чорному, мы испачкали несколько страниц словами о роли ботанических садов в эволюции растений, о создании человеком не только интродукционных центров, но центров гибридизации и селекции растений, центров возникновения биоразнообразия. Не нам останавливать эволюцию. Нам свойственно менять этот мир, конечно желательно с умом. Увы, желудок человеческий, заставляющий засевать невероятные площади несколькими  монокультурами, с мозгом связан плохо.

Я не прав, Ю.Н. Это по поводу Гипербореи. Кто знает, если бы не зашел в давние времена разговор на эту тему, то не было бы построено в Петрозаводском саду лабиринта, подчеркнувшего мистическую и древнюю природу нашего края. Не было бы размышлений об этногенезе ландшафтных предпочтений. Пойду, перечитаю «Сказки» и «О сути сущности». Может еще что-то правильное удастся придумать.

Притормозим, сядем за стол. Что там у нас? Лобио? Харчо? Нет. Это Вы готовите суп из лисичек у меня на кухне. Медленно нарезая лук и расщипывая грибы, обязательно по своему, не так, как все. И это получается. Спустя часик все редко-редко зачерпывают из тарелок. Редко, потому что вкушают, а не едят. И не говорите о намазываемой в Карелии на хлеб форели и медленно текущей водке. Это и близко не лежало к высокой кухне. К высокому садоводству. К пониманию сути жизни. К Вам, драгоценнейший Юрий Николаевич!

За успех нашего безнадежного дела!

Будьте здоровы! 

Хозяин карельской тайги

На "Даче доктора Винтера"

Там, где зори тихие

И.о. деда Мороза в летний период





Просмотров: 1702; Скачиваний: 377;