Коннов Н. А. Представители родов Liriope Lour. и Ophiopogon Ker Gawl. в коллекции Субтропического ботанического сада Кубани // Hortus bot. 2017. Т. 12, URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=4883. DOI: 10.15393/j4.art.2017.4883


Сохранение, мобилизация и изучение генетических ресурсов растений

pdf-версия статьи

УДК 58.006

Представители родов Liriope Lour. и Ophiopogon Ker Gawl. в коллекции Субтропического ботанического сада Кубани

Коннов
Николай Алексеевич
ФГБНУ Всероссийский научно-исследовательский институт цветоводства и субтропических культур, konnov_n_a@bk.ru
Ключевые слова:
ботанический сад, коллекция, почвопокровные растения, газонообразующие растения, Liriope, Ophiopogon, Asparagaceae
Аннотация: На протяжении последних десятилетий в Субтропическом ботаническом саду Кубани особое внимание уделялось теневыносливым почвопокровным злакоподобным растениям. В качестве наиболее перспективных были выделены виды и садовые формы родов Liriope Lour. и Ophiopogon Ker Gawl., многие из которых прошли путь от интродукционных испытаний до внедрения в практику декоративного садоводства Черноморского побережья России. В настоящий момент в коллекции Ботанического сада роды Liriope и Ophiopogon представлены 19 видами, 6 садовыми формами и 10 неопределенными образцами.
Получена: 04 декабря 2017 года
Подписана к печати: 21 декабря 2017 года

Введение

Представители родов Liriope Lour. и Ophiopogon Ker Gawl. известны европейским ботаникам cо второй половины XVIII века. Первыми были опубликованы описания Asparagus graminifolius L., позднее идентифицированного как Liriope graminifolia (L.) Baker и Convallaria japonica Thunb., в настоящее время известного под названием Ophiopogon japonicus (Thunb.) Ker Gawl.

Рис. 1. Ophiopogon japonicusв озеленении (Китай, 2014 г., фото Ю. Н. Карпун).

В традиционном садово-парковом строительстве Восточной Азии представители рассматриваемых таксонов получили распространение значительно раньше, свидетельством чего может являться их исторически сложившееся широкое использование в озеленении храмов, дворцовых комплексов (рис. 1) и применение в народной медицине.

 Рис. 2. Liriope muscari в садово-парковом озеленении (Испания, Барселона, 2015 г., фото Н. А. Слепченко).

Рис. 3. Ophiopogon planiscapus 'Nigrescens' в композиции (Лондон, 2012 г., электронный ресурс).

 Рис. 4. Ophiopogon japonicus в городских насаждениях (Сочи, 2015).

Рис. 5. Liriope muscari 'Variegata' в озеленении СБСК (Сочи, 2014).

Начиная с первой половины прошлого века представители родов Liriope и Ophiopogon стали весьма активно использоваться в декоративном садоводстве Европы и Северной Америки (Bailey, 1929), где в настоящее время получили достаточно широкое распространение (рис. 2, 3). На современном этапе интродукция видов природной флоры идет совместно с выведением новых садовых форм с необычной окраской листьев и расширением их культигенного ареала (Broussard, 2007; Nesom, 2010).

В условиях влажных субтропиков России культивирование представителей родов Liriope и Ophiopogon берет свое начало с первой половины XX века и связано с созданием крупных дендрологических парков при имениях Д. В. Драчевского (в настоящее время известного как дендрологический парк «Южные культуры») и С. Н. Худекова (современный сочинский «Дендрарий»). Однако многие десятилетия единственными представителями рассматриваемых родов оставались Ophiopogon japonicus (рис. 4) и пестролистная форма Liriope muscari (рис. 5). Увеличение разнообразия видов и садовых форм родов Liriope и Ophiopogon в условиях зоны влажных субтропиков России было отмечено только после 1990-х годов и связано с работами сотрудников Субтропического ботанического сада Кубани (далее СБСК). Интерес к данной группе растений в условиях региона обусловлен сложностями с оформлением затененных мест садово-паркового комплекса и потребностью декоративного садоводства в теневыносливых вечнозеленых растениях. Исходя из недостаточной изученности рассматриваемых объектов в условиях влажных субтропиков нашей страны и значительного количества относительно недавно интродуцированных видов, несомненный интерес представляла оценка разнообразия и выделение наиболее перспективных представителей родов Liriope и Ophiopogon для массового культивирования.

Результаты и обсуждение

Представители родов Liriope и Ophiopogon появились в насаждениях Субтропического ботанического сада Кубани практически с момента его основания. Это были таксоны, уже получившие распространение в городском озеленении, хорошо себя зарекомендовавшие в качестве почвопокровных растений (O. japonicus и L. muscari 'Variegata'). Последующие работы по интродукции представителей родов Liriope и Ophiopogon в регионе неразрывно связаны с СБСК. Первое значимое пополнение коллекции относится к 1996 г., когда к интродукционным испытаниям были привлечены L. minor, O. japonicus 'Pusillus', O. planiscapus, O. planiscapus 'Nigrescens' и O. umbraticola (Карпун и др., 2012). Успешное внедрение в практику декоративного садоводства вышеперечисленных видов позволило не только подтвердить перспективность культивирования представителей родов Liriope и Ophiopogon в условиях региона, но и, вполне обоснованно, продолжить работы по интродукции новых видов и форм на Черноморском побережье России (рис. 6), которые продолжаются и в настоящее время (Карпун, 2013).

Рис. 6. Динамика пополнения коллекции представителей родов Liriope и Ophiopogon в Субтропическом ботаническом саду Кубани (г. Сочи).

По результатам многолетней работы на базе СБСК была сформирована коллекция, насчитывающая 8 видов и 3 садовые формы рода Liriope и 11 видов и 3 садовые формы рода Ophiopogon, а также 10 достоверно не идентифицированных образцов (табл. 1). В ходе маршрутных обследований объектов садово-паркового комплекса и городского озеленения было установленно, что именно на территории Ботанического сада встречается наибольшее разнообразие видов и форм рассматриваемых родов в условиях открытого грунта нашей страны. Стоит отметить, что ввиду известных сложностей с идентификацией систематической принадлежности образцов и неоднозначными воззрениями на самостоятельность некоторых видов, в данных вопросах мы руководствовались результатами полевых наблюдений и биометрических измерений, что сопровождалось анализом вспомогательных диагностических признаков, таких как особенности строения устьичного аппарата и ультраскульптур эпикутикулярного воска. По нашему мнению,  есть все основания рассматривать LexilifloraL. koreana и L. platyphylla в качестве самостоятельных таксонов (Карпун и др., 2015б).

Таблица 1. Перечень видов и форм родов Liriope и Ophiopogon, интродуцированных в условиях зоны влажных субтропиков России

Таксоны Год поступления Источник получения Первичный пункт интродукции в регионе Статус в декоративном садоводстве региона
Liriope exiliflora* 2006 БС Вацратот (Венгрия) СБСК ограниченное использование
Liriope graminifolia 2006, 2010 БИН (Россия), БС Пекин (Китай) СБСК ограниченное использование
Liriope koreana* 2011 БС Вацратот (Венгрия) СБСК коллекционные насаждения
Liriope minor 1996 БИН (Россия) СБСК коллекционные насаждения
Liriope muscari 2006 ГБС (Россия) СБСК коллекционные насаждения
‘Variegata’ 1986 ** «Южные культуры» ** широко представленный
‘Royal Purple’ 2000 БС СПб ГУ (Россия) СБСК коллекционные насаждения
Liriope platyphylla* 2010 БИН (Россия) СБСК интродукционные испытания
Liriope spicata 2013 БИН (Россия) СБСК интродукционные испытания
‘Variegata’ интродукционные испытания
Liriope zhejiangensis 2007 БС Чжецзянь (Китай) СБСК коллекционные насаждения
Ophiopogon bodinieri 2014 ПМ Сычуань (Китай) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon chingii 2010, 2013 БИН (Россия), ПБС (Китай) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon dracaenoides 2009 БИН (Россия) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon intermedius 2010, 2013 БИН (Россия), ПБС (Китай) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon jaburan 2013 ПБС (Китай) СБСК интродукционные испытания
‘Vittatus’ 2010, 2013 БИН, ГБС (Россия) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon japonicus 1977 ** «Южные культуры» ** широко представленный
‘Pusillus’ 1996 БИН (Россия) СБСК ограниченное использование
Ophiopogon planiscapus 1996 БИН (Россия) СБСК коллекционные насаждения
‘Nigrescens’ СБСК ограниченное использование
Ophiopogon pseudotonkinensis 2015 БИН (Россия) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon sarmentosus 2013 БИН (Россия) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon stenophyllus 2013 ПБС (Китай) СБСК интродукционные испытания
Ophiopogon umbraticola 1996 БИН (Россия) СБСК ограниченное использование
Liriope sp. № 1 2014 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Liriope sp. № 2 2014 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Liriope sp. № 3 2014 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp. № 1 2010 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp. № 2 2010 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp. № 3 2013 БИН (Россия) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp. № 4 2013 ПМ (Вьетнам) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp№ 5 2013 ПМ (Филиппины) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp№ 6 2013 ПМ (Гуанси, Китай) СБСК определение систематической принадлежности
Ophiopogon sp. № 7 2014 ПБС (Китай) СБСК определение систематической принадлежности

Примечания: * - виды с неоднозначным систематическим положением; ** - источник получения не известен; *** - указано современное название имения Д. В. Драчевского «Случайное».

Примечание к используемым сокращениям: БС – ботанический сад; ПМ – природные местообитания; БИН – Ботанический институт имени В. Л. Комарова РАН; ГБС – Главный ботанический сад имени Н. В. Цицина РАН; СПб ГУ – ФГБОУ ВПО Санкт-Петербургский государственный университет; ПБС – Пекинский ботанический сад (Пекин, Китай). 

Анализируя источники получения посадочного материала, можно сделать вывод, что при формировании коллекции наиболее плодотворное сотрудничество сложилось с Ботаническим институтом имени В. Л. Комарова РАН и Пекинским ботаническим садом, благодаря которым с 1996 г. коллекция пополнилась 18 видами и сортами (рис. 7). Также источниками получения растений являлись коллекционные насаждения Главного ботанического сада имени Н. В. Цицина, Ботанического сада Санкт-Петербургского государственного университета, Ботанического сада Вацратота (Венгрия), ботанических садов китайских провинций Сычуань, Чжецзянь и Юньнань. Ряд образцов был получен из природных местообитаний в ходе ботанических экспедиций Ю. Н. Карпуна в Юго-Восточную Азию.

 В свою очередь, сотрудниками СБСК и ВНИИ цветоводства и субтропических культур ведется активная работа по популяризации представителей рассматриваемых родов в условиях зоны влажных субтропиков России и продвижению их в северные районы Краснодарского края. Наиболее успешное внедрение в практику декоративного садоводства связано с Ojaponicus 'Pusillus' и Oplaniscapus 'Nigrescens', которые все чаще встречаются на объектах городского озеленения и приусадебных участках (Карпун, 2015а). Прочие виды еще не получили достаточного распространения, однако имеются все основания рассматривать их в качестве перспективных.

По результатам работы с представителями родов Liriope и Ophiopogon в составе коллекционных и декоративных насаждений СБСК были рекомендованы направления их использования в условиях региона и составлен перечень видов и форм, перспективных для культивирования. Так для создания газонных покрытий на затененных участках лучше прочих подходят Liriope graminifoliaOphiopogon japonicus и его карликовая форма; для использования в качестве фоновых растений в составе декоративных насаждений пригодны практически все представители рассматриваемых родов, успешно прошедшие интродукционные испытания, а наибольший интерес представляют: L. exilifloraL. koreanaL. graminifoliaL. minorL. muscariL. zhejiangensisO. jaburanO. japonicusO. planiscapus и O. umbraticola. Отдельно стоит отметить возможность использования практически всех представителей рассматриваемых таксонов, интродуцированных в регионе, в контейнерной культуре. Также представляет интерес их культивирование в зимних садах, где при неблагоприятном световом режиме лучше себя проявляют типовые формы рода Ophiopogon.

 

Рис. 7. Источники пополнения коллекции представителей родов Liriope и Ophiopogon в Субтропическом ботаническом саду Кубани (г. Сочи).

На базе СБСК совместно с интродукционными испытаниями проводится работа по уточнению систематического положения и изучению основных эколого-биологических особенностей рассматриваемой группы растений. По результатам исследований были разработаны рекомендации по агротехническим мероприятиям и получению посадочного материала (Карпун, 2015а; Коннов и др., 2016).

Заключение

На базе Субтропического ботанического сада Кубани собрана наиболее представительная коллекция почвопокровных растений родов Liriope Lour. и Ophiopogon Ker Gawl. в условиях открытого грунта нашей страны, включающая 19 видов, 6 садовых форм и 10 достоверно не идентифицированных образцов. Многие интродуцированные виды и формы нашли применение в декоративном садоводстве региона или являются перспективными для массового культивирования. Основываясь на результатах исследований эколого-биологических особенностей рассматриваемых таксонов, была установлена перспективность их массового использования в декоративном садоводстве региона. Полученные результаты могут быть использованы для решения практических задач, связанных с декорированием затененных участков садово-паркового комплекса.

Благодарности

Автор хотел бы отметить неоценимый вклад в изучение данного вопроса и всестороннюю поддержку д. б. н. Ю. Н. Карпуна, безвременно ушедшего в сентябре 2017 г.

Литература

Карпун Ю. Н., Бобровская А. К., Кувайцев М. В. Субтропический ботанический сад Кубани. Аннотированный каталог. Сочи: СБСК, 2012. 58 с.

Карпун Ю. Н., Коннов Н. А. Перспективы интродукции представителей рода Liriope на Черноморское побережье России // Субтропическое и декоративное садоводство: науч. труды. ВНИИЦиСК. Сочи, 2013. Вып. 48. С. 46—51.

Карпун Ю. Н., Коннов Н. А., Кувайцев М. В. Газон в тени. История, проблемы, рекомендации. Сочи: СБСК, 2015а. 28 с.

Карпун Ю. Н., Коннов Н. А., Романов М. С. Ультраскульптура устьиц как диагностический признак рода Liriope Lour. // Hortus bot. 2015б. Т. 10. URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=3042. DOI: 10.15393/j4. art. 2015. 3042 .

Коннов Н. А., Карпун Ю. Н., Кувайцев М. В. Технология возделывания вечнозеленых растений класса Liliopsida для теневых мест садово-парковых ландшафтов субтропической зоны России // Инновационные разработки в области возделывания субтропических и южных плодовых культур: сб. науч. трудов. Сочи. 2016. С. 153—178.

Bailey L. H. The case of Ophiopogon and Liriope // Gentes Herb. 1929. Vol. 2. P. 1—37.

Broussard M. C. A horticultural study of Liriope and Ophiopogon: nomenclature, morphology and culture. Ph. D. dissertation. Louisiana State University, Baton Rouge. 2007. 142 p.

Nesom G. L. Overviewof Liriope and Ophiopogon (Ruscaceae) naturalized and commonly cultivated in the USA // Phytoneuron. 2010. Vol. 56. P. 1—31.




Просмотров: 476; Скачиваний: 89;