Рубцова Е. Л., Чувикина Н. В. Валентина Константиновна Маркова – мастер ботанической иллюстрации // Hortus bot. 2019. Т. 14, URL: http://hb.karelia.ru/journal/article.php?id=6044. DOI: 10.15393/j4.art.2019.6044


Ботанические сады: история и современность

pdf-версия статьи

УДК 7.071.1:75.056:7.043

Валентина Константиновна Маркова – мастер ботанической иллюстрации

Рубцова
Елена Леонидовна
Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины, olenarubtsova@gmail.com
Чувикина
Наталья Валерьевна
Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины, natachko@ukr.net
Ключевые слова:
В. К. Маркова, ботаническая иллюстрация, история науки
Аннотация: В настоящее время ботаническое искусство стало особенно популярным во всем мире. Мастер ботанической иллюстрации В. К. Маркова (1911–1990) работала как художник-иллюстратор с 1935 по 1948 г. в музее Ботанического института (БИН) имени В. Л. Комарова РАН (Ленинград). В 1966–1986 гг. она плодотворно работала в Киеве в Национальном ботаническом саду имени Н. Н. Гришко НАН Украины. В. К. Маркова создала более 1000 ботанических иллюстраций к трудам сотрудников Сада. Иллюстрации В. К. Марковой отличаются высокой степенью научной точности, техническим уровнем, изяществом исполнения и художественной выразительностью. Книги, в оформлении которых она участвовала – уникальный плод совместных трудов ботаников и художника.
Получена: 22 декабря 2018 года
Подписана к печати: 11 апреля 2019 года

*

Ботаническая иллюстрация – это искусство точного изображения всех особенностей формы, деталей, цветовой гаммы растений. Кроме того, мелкие детали и части растений можно увеличить, чтобы показать их как бы под микроскопом, и разместить по свободным местам рисунка. Одним из первых, известных нам ботанических иллюстраторов был швейцарец Конрад Геснер (1516–1568). Изображение растений в то время имело сугубо практическую цель – лекарям нужно было узнавать лекарственные растения. Точное их изображение и скрупулезное описание было необходимо для создания лекарств. В XVIII веке с развитием полиграфии ботаническая иллюстрация стала особенно востребованной.

Начало иллюстрированию ботанических книг в России было положено в XVIII веке, когда в Петербургской академии наук начали издавать научные труды по ботанике. Первые иллюстраторы русских книг опирались на достижения немецких и швейцарских коллег.

Бурное развитие фотографии в ХХ веке не смогло заменить ботаническую иллюстрацию. Ведь только рисунок может показать особенности строения растения. В настоящее время ботаническое искусство стало особенно популярным во всем мире. Для проекта Botanical Art Worldwide тысячи художников рисуют флору своих стран для того, чтобы представить публике разнообразие растений и обратить внимание на важность сохранения редких растений. Идея проекта Botanical Art Worldwide принадлежит Американскому обществу ботанических художников ASBA. Ежегодно в одной из стран проводятся выставки. В 2018 г. такая выставка проходила в Киеве, в Национальном ботаническом саду имени Н. Н. Гришко НАН Украины (НБС). В этой выставке принимали участие художники из 25 стран, представляя растения разных континентов.

В НБС также работали специалисты ботанической иллюстрации. Особенно необходимо отметить работу Валентины Константиновны Марковой (1911–1990), которая создала более 1000 ботанических иллюстраций к трудам сотрудников Сада. Валентина Константиновна работала в тесном сотрудничестве с учеными-ботаниками. Иллюстрации Валентины Константиновны отличаются высокой степенью научной точности, техническим уровнем, изяществом исполнения и художественной выразительностью. В. К. Маркова гармонично дополняла куст отдельной веткой, лицевую сторону – оборотной, цветок – бутоном или фрагментами, соединяя все части в изящную композицию.

Создание таких иллюстраций требовало от художника знания морфологии растений, доступа к натурным (живым природным) образцам. Ботанические иллюстрации обычно создавались в результате совместной работы художника-иллюстратора и консультанта-ботаника.

**

 

Валентина Маркова, 1929 г.

 Валентина Константиновна Маркова родилась в 1911 в Петербурге (Чувікіна, 2009). Ее отец, Константин Иванович Марков, был купцом, владельцем небольшого магазина канцтоваров. Мать, Елена Францевна Маркова, урожденная Гренроз, была шведкой, дочерью владельца небольшой трикотажной фабрики в Петербурге.

В школу Валентина пошла в городе Феодосия, куда в 1916 г. во время Первой мировой войны эвакуировали общество «Торгового добровольного флота», где в то время работал ее отец. Во время гражданской войны в Феодосии на рейде стояли корабли, на которых беженцы покидали родину. Руководители «Торгового добровольного флота» также бежали за границу. Остались мелкие служащие, которым некуда и незачем было уезжать. Родители Валентины пошли работать в пехотные командирские курсы, отец – в канцелярию (у него был красивый почерк), а мать – в столовую.

Валентина увлекалась рисованием, любила рисовать, вырезать кукол и одевать их в нарисованные платья, клеила им из бумаги мебель. Девятилетняя Валентина рисовала все, что видела. Ее радовала возможность ходить к художнице Семеновой, которая давала ей бумагу, остатки красок и разрешала рисовать сидя рядом с ней и наблюдая за ее работой. В трудные двадцатые годы Валентина пыталась поддержать семью изготовлением и продажей небольших картин из текстиля и шкатулок, которые она обклеивала ракушками. Некоторые изделия удалось продать столь удачно, что на вырученные деньги купили обувь.

В 1923 г. родители Валентины устроились работать в музей (будущая галерея имени И. К. Айвазовского): мать была кассиром, а отец топил печки. Семье выделили небольшую квартиру (комнату с мебелью, кухней и большим коридором) на первом этаже, примыкавшую к бывшему кабинету Айвазовского. Жалованье было небольшим, но его компенсировали бесплатное жилье, топливо и мебель.

Валентина Маркова с родителями К. И. и Е. Ф. Марковыми, 1915 г.

Валентина помогала, как могла: вытирала пыль с экспонатов музея, помогала отцу открывать по утрам ставни и закрывать их по вечерам. В комнатах музея Валентина впервые увидела изысканную мебель, посуду, скульптуры, вазы, часы, большую библиотеку и много картин. Конечно, в свои 12 лет она не могла оценить произведения искусства, но ходила по залам, замирая от восторга, и ей казалось, что она попала в сказочное царство. В библиотеку входила, как в храм. Ей разрешали брать в руки книги и рассматривать кожаные переплеты и иллюстрации, а главное – читать любые книги. В книгах были акварели, укрытые папиросной бумагой. В отделе археологии работал искусствовед Николай Степанович Барсамов. Кроме работы в музее он руководил художественной студией. Юная Валя после школы некоторое время посещала занятия студии. Тогда она впервые узнала, что такое мрамор, гипс, античные головы, торсы, барельефы. Но у Барсамова занимались только взрослые, Валентина их стеснялась и перестала посещать занятия.

Школу Валентина заканчивала в Ленинграде, куда семья вернулась в 1928 г. Хотела учиться дальше, но в то время в лучшие вузы принимали только детей, родители которых имели большой рабочий стаж. Маме Валентины пришлось устроиться на бывшую фабрику своего отца шить перчатки. Для работы на швейной машине с мотором необходимо было сдать экзамен на бирже труда. Папа работал продавцом в канцелярском магазине. Маминого стажа оказалось недостаточно, чтобы дочь взяли в хороший институт, и девушка, которая отлично окончила школу, смогла поступить только в Институт зоологии и фитопатологии (ИЗИФ), хотя чувствовала отвращение к насекомым и личинкам, а имела талант и желание учиться на художника. Но Валентина побоялась остаться без высшего образования. Во время учебы много работала в стенгазете, оформляла студенческие вечера, рисовала сатирические картинки на тему студенческой жизни, которые неизменно пользовались успехом. После окончания Института Валентину направили на работу в Моршанское лесничество Воронежской области.

По возвращении в Ленинград в 1935 г. устроилась на работу в Ботанический институт имени В. Л. Комарова (БИН) в отдел растительных ресурсов.

Вскоре Валентина перешла в музей БИНа на должность художника, где работала под руководством главного художника музея Георгия Владимировича Аркадьева (Семихатова, 2017). Экспозиции Ботанического музея рассказывали о растительности земного шара, эволюции растительного мира, значении растений в жизни человека. Сотрудники музея делали не только экспонаты, но и одновременно работали над созданием экспозиции БИНа для ВДНХ в Москве, в частности огромной рельефной геоботанической карты.

В. К. Маркова и Г. В. Аркадьев в музее БИНа, 1939 г.

Первый брак Валентины вскоре распался, она осталась с сыном Михаилом.

Шел 1941 г. С началом войны Ботанический институт сразу перестроил свою тематику, сделал ее сугубо оборонительной, взяв на себя выполнение ряда ответственных задач от военных учреждений Ленинградского фронта. Все сотрудники БИНа начали разрабатывать средства сохранения цвета и гибкости растений, которые использовались для маскировки военных и гражданских объектов, а также делать маскировочные средства для пушек, охранявших мосты Ленинграда.

Было организовано спасение оранжерейных коллекций. Окна музея забивали фанерой, устанавливали буржуйки в залах Музея и размещали растения. Буржуйки топили круглосуточно. Часть растений сотрудники забирали домой.

Во время блокады Ленинграда одной из важнейших проблем было обеспечение населения едой. В Музее была организована постоянная выставка ядовитых, лекарственных и съедобных растений для информации населения (Ильин, 1942).

Весной 1942 г. была подготовлена брошюра «Главнейшие дикорастущие пищевые растения Ленинградской области», для которой В. К. Маркова делала иллюстрации вместе с двумя другими художниками. Книга, которая была необходима жителям Ленинграда, очень быстро вышла из типографии и распространялась по учреждениям города (Главнейшие …, 1942).

Брошюра «Главнейшие дикорастущие пищевые растения Ленинградской области», 1942 г.

Белый гриб. Здесь и в дальнейшем рисунки В. К. Марковой.

Сотрудники Института, как и все ленинградцы, копали траншеи, дежурили на чердаках. Осенью собирали в парке желуди, долго варили и вымачивали, затем перетирали и пекли лепешки (Рубцова, 1985). Весной посадили огороды в парке Института, которые охраняли круглосуточно, осенью распределяли выращенные овощи. Урожай не был калорийным, потому что не было посадочного материала картофеля. В дом на улице Ракова, где жила семья Марковых, попала бомба, к счастью никто не пострадал, но жить в полуразрушенном доме было невозможно, и они переехали в свободное помещение «дома ботаников» возле БИНа.

За самоотверженный труд во время блокады В. К. Маркова была награждена медалью "За оборону Ленинграда".

В октябре 1942 г. В. К. Маркова с сыном Михаилом и матерью (отец Валентины Константиновны умер во время блокады) были эвакуированы вместе с другими сотрудниками БИНа в Казань, куда ехали в теплушках 23 суток. В Казани жили в церкви при Казанском университете, где в общем помещении были размещены 90 коек. Все сотрудники БИНа после работы два дня в неделю помогали в госпитале.

Весной за городом был организован стационар для ботаников, где у них было временное жилье, помещение для лабораторных работ и они могли проводить полевые опыты. В окрестных лесах было много грибов и ягод. Валентина Константиновна занималась иллюстрациями для книги о грибах, которые она собирала в лесу вместе с известным казанским микологом Борисом Павловичем Васильковым. Книгу необходимо было издать как можно быстрее, так как население от голода и незнания травилось грибами. Грибы нужно было рисовать с натуры, как в черно-белом изображении, так и в цвете. Ходить по лесам начали в мае, когда появляются сморчки, проверяли опытные участки, заложенные Васильковым. Голодные, истощенные, они проходили в день по 7–12 км, а вечером, при последних лучах солнца Валентина должна была еще успеть сделать несколько акварельных рисунков этих грибов, так как на другой день гриб тускнеет и уже не передать его перламутрового цвета и "маслянистости" шляпки.

В Казани Валентине Константиновне удалось осуществить свою давнюю мечту – получить художественное образование. Она поступила в Казанское художественное училище, которое, несмотря на тяжелые условия, не прекращало своей деятельности. Как сотруднику музея (в трудовой книжке было записано «художник-оформитель», а по возвращении в Ленинград – "старший художник-оформитель"), В. К. Марковой для повышения квалификации позволили заниматься в училище три раза в неделю во время работы. Так как она имела диплом о высшем образовании, в училище разрешили посещать только занятия по специальности (рисунок, живопись, графика, пластическая анатомия, история искусств).

Среди студентов Казанского художественного училища. В первом ряду в центре В. К. Маркова и В. Н. Терновский, 1943 г.

Портрет В. Н. Терновского, 1943 г.


Портрет Г. В. Аркадьева, 1943 г.

Студентов немного подкармливали – выдавали по маленькой белой булочке в день, это прибавляло сил. В выходные дни Валентина ходила на этюды делать домашние задания. Она была старше всех, 33 года, но не обращала на это внимание, была счастлива наконец держать карандаш, кисть, иметь живую натуру, слушать лекции. Вечерами в лаборатории рисовала натюрморты. Эти два года в Казани дали ей очень много: она стала художником.

Одним из преподавателей училища был блестящий лектор, глубоко эрудированный ученый Василий Николаевич Терновский, в будущем профессор, член Академии медицинских наук СССР. С ним у Валентины на долгие годы остались теплые отношения. В семье Е. Л. Рубцовой, дочери Валентины Константиновны, хранятся книги, подаренные академиком В. Н. Терновским с дарственными надписями.

В 1944 г. Президент АН СССР В. Л. Комаров подписал разрешение на возвращение сотрудников Ботанического института в Ленинград.

Мирная жизнь налаживалась. Еще до войны сложились близкие дружеские отношения у Валентины Константиновны Марковой и Леонида Ивановича Рубцова. Оба работали в БИНе, часто могли встретиться даже в коридорах Института. В 1947 г. Л. И. Рубцов и В. К. Маркова поженились. Как вспоминала Валентина Константиновна, Леонид легко вошел в их семью. Он всегда пытался чем-то развлечь Валентину, ее мать и сына Михаила, рассказать что-то интересное. Они всегда были в курсе всех дел БИНа, так как Л. И. Рубцов, как научный сотрудник бывал на заседаниях, ученых советах, был общителен, легко сходился с людьми и многих знал.

В. К. Маркова и Л. И. Рубцов, 1950-е гг.

В 1946 г. директор Центрального республиканского ботанического сада АН УССР (ЦРБС) в Киеве (ныне Национальный ботанический сад имени Н. Н. Гришко НАН Украины, НБС), академик Николай Николаевич Гришко пригласил Леонида Ивановича Рубцова на работу в Ботанический сад в Киеве. Таким образом, для Леонида Ивановича, как ландшафтного архитектора, открывались огромные возможности, которые выпадают не каждому специалисту. Хотя датой основания Сада считается 1935 г., фактически его строительство началось в 1944 г. почти "с нуля". Л. И. Рубцов начал работать с огромным энтузиазмом, временно поселившись в пристройке к монастырской колокольне, однако уже осенью того же 1946 г. вынужден был вернуться в Ленинград, так как в разоренном войной Киеве не нашлось пристойного жилья для семьи.

Juglans nigra L. Рисунок для Украинской Советской энциклопедии.

Только в 1948 г. Л. И. Рубцов вместе с семьей окончательно переехал в Киев и занял должность заведующего отделом дендрологии. Семья поселилась возле Ионинской церкви в бывшем доме архимандрита Ионы. Сын В. К. Марковой Михаил вспоминал, что они летели в Киев самолетом, и было видно разрушенную войной территорию Беларуси.

Быт семьи был нелегким. Сначала в квартире не было водопровода, позже воду провели, а канализацию так и не сделали. Для поддержания материального положения семьи приходилось некоторое время держать корову, свинью, кур, уток, кроликов, а также сдавать одну комнату в летнее время квартирантам. Возле дома был сад с фруктовыми деревьями, среди которых были даже редкие в то время персики, выращенные из косточек, привезенных Леонидом Ивановичем из Крыма. Любимицей семьи была сенбернар Бетти.

Долгое время В. К. Маркова не работала, так как в браке с Л. И. Рубцовым родились сын Леонид и дочь Елена, позднее начала работу художником в Геологическом музее. Она также делала много иллюстраций к статьям Украинской Советской энциклопедии.

С 1966 по 1986 г. В. К. Маркова работала в Ботаническом саду (ЦРБС). К тому времени коллекции растений Сада были уже сформированы и насчитывали более 10 тысяч таксонов. Итоги интродукционной работы обобщались в справочниках и монографиях, в подготовке которых принимали активное участие ботанические иллюстраторы.

Первой работой В. К. Марковой в Ботаническом саду стало сотрудничество с заведующим отделом защиты растений Константином Георгиевичем Дмитриевым. Под его руководством Валентина Константиновна рисовала вредных насекомых и поврежденные ими растения. Для этой работы пригодились знания, полученные ею во время учебы в ленинградском Институте зоологии и фитопатологии. В монографию "Основы защиты зеленых насаждений от вредных членистоногих" вошло 63 рисунка (Дмитриев, 1969).

Callipterinella tuberculata (von Heyden, 1837) (syn. Callipterinella betularia (Kaltenbach, 1843)): жизненные циклы.

Calophya rhois (Low, 1877): жизненные циклы.

По завершению работы над монографией по защите растений Валентина Константиновна перешла в отдел дендрологии, которым в то время руководил ее супруг, доктор биологических наук Л. И. Рубцов. Именно он руководил созданием коллекций и экспозиционных участков дендрария на площади 25 га. К концу 1967 г. коллекция древесных растений отдела насчитывала 1566 видов и форм. Из них 138 таксонов – голосеменные. Началась работа над справочником «Деревья и кустарники», первый том которого (Голосеменные) был напечатан в 1971 г. (Деревья …, 1971), а второй (Покрытосеменные) вышел в свет в 1974 г. (Деревья ..., 1974). Л. И. Рубцов в предисловии к первому тому отмечал, что по богатству коллекций дендрарий Центрального республиканского ботанического сада АН УРСР занимает одно из первых мест в Европейской части СССР. В справочнике были отображены итоги интродукции деревьев и кустарников в дендрарии ЦРБС и описаны характеристики 665 видов, 202 форм и сортов. Над текстом под руководством Л. И. Рубцова работал целый коллектив ученых, а все оригинальные рисунки (301 шт.) выполнены В. К. Марковой. Эта работа требовала особого мастерства, так как необходимо было в скупой черно-белой графике показать видовые, а иногда и сортовые различия.

В 1977 г. был напечатан справочник Л. И. Рубцова «Деревья и кустарники в ландшафтной архитектуре» (Рубцов, 1977), который на многие десятилетия стал настольной книгой для специалистов. Все рисунки (72 шт.) также были выполнены В. К. Марковой. Кроме уже привычных для нее изображений побегов, листьев, цветков и плодов в этой книге необходимо было показать и архитектонику кроны, и схематические контуры крон различных видов и форм, и силуэты разнообразных групп деревьев и кустарников. 

Позднее Валентина Константиновна работала в отделах цветочно-декоративных растений, тропических и субтропических растений. Там она также занималась художественным оформлением книг, которые издавались в этих отделах: «Декоративные растения открытого и закрытого грунта», «Тропические и субтропические орхидеи» (Черевченко, 1993), «Орхидеи в культуре».

Больше всего черно-белых рисунков (518) было сделано В. К. Марковой для книги «Декоративные растения открытого и закрытого грунта» (Декоративные …, 1985): в издании описано 4330 видов, разновидностей, форм и сортов, относящихся к 717 родам и 153 семействам. 

При работе под руководством известного орхидолога, доктора биологических наук Татьяны Михайловны Черевченко Валентине Константине пришлось окунуться в мир удивительно красивых и разнообразных растений – орхидей. Все рисунки (92 шт.) были выполнены с натуры, ведь под руководством Т. М. Черевченко в оранжереях Ботанического сада была собрана уникальная коллекции орхидных – на год издания книги 650 таксонов.

Последней работой В. К. Марковой в Ботаническом саду стало оформление монографии "Орхидеи в культуре" (Черевченко, 1986). Для этого издания Валентина Константиновна сделала более 100 рисунков различных видов орхидей, а также показала особенности их искусственного опыления.

 

 

Строение цветка Phalaenopsis Blume. Рисунок В. К. Марковой.

Протокормы орхидных.

***

Рисунки В. К. Марковой использовались сотрудниками Ботанического сада и в дальнейшие годы (Черевченко, 1993; Мешкова, 2007; Рубцова, 2016).

Рисунки Валентины Константиновны Марковой стали прекрасным дополнением к трудам многих ученых. Она создала более 1000 графических ботанических иллюстраций. Книги, в оформлении которых она участвовала – уникальный плод совместных трудов ботаников и художника.

Литература

Главнейшие дикорастущие пищевые растения Ленинградской области. Л.: Лениздат, 1942. 102 с.

Декоративные растения открытого и закрытого грунта. Киев: Наукова думка, 1985. 664 с.

Деревья и кустарники. Голосеменные. Справочник. Киев: Наукова думка, 1971. 156 с.

Деревья и кустарники. Покрытосеменные. Справочник. Киев: Наукова думка, 1974. 590 с.

Дмитриев Г. В. Основы защиты зеленых насаждений от вредных членистоногих. Киев: Урожай, 1969. 411 с.

Ильин М. М. Хроника работы отдела растительного сырья Ботанического института имени акад. В. Л. Комарова Академии наук СССР в условиях блокированного города // Советская ботаника. 1942. № 1–3.

Мешкова В. И., Рубцова Е. Л. Сад роз. Киев: Мистецтво, 2007. 144 с.

Рубцов Л. И. Деревья и кустарники в ландшафтной архитектуре. Киев: Наукова думка, 1977. 272 с.

Рубцова Е. Л. Вегетарианцы сорок второго // Химия и жизнь. . 1985. № 1.

Рубцова Е. Л., Шумик Н. И., Колесниченко Е. В., Чижанькова В. И. Деревья и кустарники: формовое разнообразие. Киев: Компринт, 2016. 132 с.

Семихатова О. А. О Георгии Владимировиче Аркадьеве (1899–1991) // Историко-биологические исследования 2017. Т. 9. № 4.

Черевченко Т. М. Тропические и субтропические орхидеи. Киев: Наукова думка, 1993. 254 с.

Черевченко Т. М., Кушнир Г. П. Орхидеи в культуре. Киев: Наукова думка, 1986. 198 с.

Чувікіна Н. В., Клименко С. В. Вони будували сад: Біографічний довідник. Київ: Цукор Украины, 2009. 124 с.




Просмотров: 663; Скачиваний: 166;