Karpun Y., Romanov M., Hkvartskia R. “East Asian Magnolias on the Black Sea Coast of the Caucasus”, Hortus bot. 11, (2016): DOI: 10.15393/j4.art.2016.3162


Conservation, Mobilization and Study of Plant Genetic Resources

pdf-version 

East Asian Magnolias on the Black Sea Coast of the Caucasus

Karpun
Yuriy Nikolaevich
Subtropical Botanical Garden of Cuban, botsad13@mail.ru
Romanov
Mikhail Sergeevich
N. V. Tsitsin Main Botanical Garden of the Russian Academy of Sciences, romanovmikhail@hotmail.ru
Hkvartskia
Raisa Megitovna
Institute of Botany of the Abhkazian Academy of Sciences, bebia_sergei@mail.ru
Key words:
horticulture, ex situ, Magnolias, East Asia, Black Sea coast of the Caucasus, climatic analogs, introduction, Magnoliaceae, Magnolia
Summary: With thirty deciduous and nine evergreen species, Asia is considered as the main area for distribution of Magnolia L. s. l. For more than 150 years, the East Asian magnolias are being cultivated on the Black Sea coast of the Caucasus; mainly it is Magnolia kobus DC., M. liliiflora Desr., and M. x soulangeana Soul.-Bod. As of the beginning of 2016, around nineteen species and a number of hybrid magnolias and garden forms are being cultivated in the region. With the exception of M. cylindrica E. H. Wilson, M. delavayi Franch., M. denudata Desr., M. kobus DC, M. liliiflora Desr., M. stellata (Siebold & Zucc.) Maxim., and hybrid magnolias, achieved with participation of these species (M. x loebneri Kache, M. x lennei Van Houtt. and M. x soulangeana Soul. - Bod.), other taxa are represented by single species. An introductory research allowed us to get an idea on the perspectives of possible introduction of East Asian magnolias on the Black Sea coast of the Caucasus. Based on the results of a comparison study of M. delavayi Franch. stomatographies, its pink-flowered form, and M. carpunii M. S. Romanov & A. V. F. Ch. Bobrov, the last taxon was proved to be a separate specie. The climate of sixteen Chinese provinces, Japan and South Korea is similar to the climate to the Black Sea coast of the Caucasus; nineteen local magnolia species have good prospect for their future introduction in this region. Another promising group of fifteen magnolia species grows in the mountains at a height of 1000 meters. Based on our research, we can expect adaptivity of the introduced species to be quite high; fifteen species are recognized as promising for the future introduction, among them seven species with the biggest potential for introduction: Magnolia amoena W. C. Cheng, M. concinna Law. & R. Z. Zhou, M. dawsoniana Rehd. & E. H. Wilson, M. globosa Hook. f. & Thoms., M. jigongshanensis T. B. Chao & al., M. multiflora M. C. Wang & C. L. Min and M. rostrata W. W. Smith.
Is received: 15 january 2016 year
Is passed for the press: 22 february 2016 year


Магнолии – признанный компонент декоративных насаждений всего мира. Их эффектные цветки украшают сады и парки Европы, Азии и Америки. В ряде стран даже есть сады магнолий, которые в пору цветения представляют собой впечатляющее зрелище (Арцыбашев, 1941; Карпун, 2003; Карпун, 1998; Келина, Карпун, 2009; Auge et al., 1973; Bailey, 1927; Callaway, 1999; Liu et al., 2004; Rehder, 1937; Treseder, 1978).

К глубочайшему сожалению, в садах и парках Черноморского побережья Кавказа, климат которого позволяет весьма результативно культивировать многие виды магнолий, род Magnolia L. представлен недостаточно (Арцыбашев, 1941; Гинкул, 1939; Карпун, 1998; Келина, Карпун, 2011; Колесников, 1974). Кроме широко распространённой североамериканской Magnolia grandiflora L., можно встретить восточноазиатские виды, такие как Magnolia kobus DC. и M. liliiflora Desr., а также садовые формы восточноазиатских гибридов: Magnolia × loebneri Kache, M. × lennei Houtt. и M. × soulangeana Soul. - Bod. (Адо, 1934; Арцыбашев, 1941; Боровиков, Коркешко, 1954; Васильев, 1955-1959; Гинкул, 1939; Карпун, 1998; Карпун, 2010; Келина, Карпун, 2011; Колесников, 1974; Пилипенко, 1978). Остальные интродуцированные виды магнолий, как североамериканские, так и восточноазиатские, представляют собой, в большинстве случаев, коллекционные объекты (Васильев, 1955-1959; Карпун, 1998; Келина, Карпун, 2011; Колесников, 1974).

Принимая во внимание сложившееся положение, представляются перспективными следующие направления научно-практической работы с этими декоративными растениями: увеличение численности уже интродуцированных магнолий в зелёных насаждениях региона, как видовых, так и сортовых, селекция новых садовых форм красивоцветущих гибридных магнолий и интродукция новых видов. Магнолии в Восточной Азии (Китай, Япония, Корея и российский Дальний Восток) более представлены, нежели в Северной Америке (Гинкул, 1939; Карпун и др., 2014; Chen, Nooteboom, 1993; Callaway, 1999; Krussmann, 1977; Liu et al., 2008; Liu et al., 2004; Rehder, 1937; Treseder, 1978), и именно на этот флористический регион следовало бы, в первую очередь, обратить внимание учёным-интродукторам. И, прежде всего, прояснить интродукционную ситуацию на данный момент.

Первые восточноазиатские магнолии были высажены на Черноморском побережье в первой половине 19 века на частных дачах, это были Magnolia kobus DC., M. liliiflora и M. × soulangeana Soul. - Bod., две последние преимущественно в виде садовых форм (Адо, 1934; Арцыбашев, 1941; Васильев, 1955-1959; Гинкул, 1939; Келина, Карпун, 2011). Через сто лет интродукционная работа с восточноазиатскими магнолиями активизировалась на базе Сухумского и Батумского ботанических садов, Сочинского дендрария и дендропарка "Южные культуры" (Адлер). В результате на Черноморском побережье Кавказа появились и сохранились до наших дней Magnolia cylindrica E. H. Wilson, M. delavayi Franch., M. denudata Desr. и M. obovata Thunb. (Арцыбашев, 1941; Богуслав, Бреннейсен, 1951; Келина, Карпун, 2011; Васильев, 1955-1959; Гинкул, 1939; Боровиков, Коркешко, 1954).

В настоящее время наиболее результативная интродукция магнолий из Восточной Азии проводится в Субтропическом ботаническом саду Кубани (Сочи), где по состоянию на 2015 год произрастают разновозрастные растения 19 восточноазиатских видов магнолий, не считая гибридогенные виды и внутривидовые таксоны различного ранга (Келина, 2011; Карпун, 2014). Это примерно половина видового состава рода Magnolia, отмеченного для данной флористической области. Следует отметить, что представления об объёме рода Magnolia, как и понимание самого рода, далеко не однозначны (Treseder, 1978; Chen, 1993; Callaway, 1999; Liu, 2008) – наши представления на этот счёт соответствуют традиционным воззрениям, тем более, что данный вопрос рассматривается нами в плане интродукции растений.

Исходя из практических запросов декоративного садоводства, целесообразно рассматривать в качестве самостоятельных все таксоны, которые существенно отличаются в декоративном или агротехническом отношениях. По тем же причинам целесообразно принимать род Magnolia в "классическом объеме" – как это принято в монографии "Magnolias of China" (Liu et al., 2004). Например: нам не представляется резонным признавать в данной работе выделяемые во флоре Китая (Liu et al., 2008) самостоятельные роды Houpoëa, Lirianthe, Oyama, Yulania, которые, тем не менее, удобны для работ, затрагивающих аспекты систематики и филогении семейства Magnoliaceae. Совокупность данных по магнолиям Восточной Азии (Chen, Nooteboom, 1993; Callaway, 1999; Liu et al., 2004; Liu et al., 2008; Rehder, 1937; Treseder, 1978), позволяет оценить число видов магнолий, произрастающих в Восточноазиатской флористической провинции, в 39 видов (Карпун и др., 2014; Callaway, 1999; Liu et al., 2008; Liu et al., 2004; Treseder, 1978): 

  • * Magnolia albosericea Chun & C. H. Tsoong
  • M. amoena W. C. Cheng
  • M. biloba (Rehder & E. H. Wilson) W. C. Cheng & Y. W. Law
  • M. biondii Pamp.
  • * M. bawangensis Y. W. Law, R. Z. Zhou & D. M. Liu
  • M. campbellii Hook. & Thoms.
  • * M. carpunii M. S. Romanov & A. V. F. Ch. Bobrov
  • * M. championii Benth.
  • * M. coco Lour.
  • M. concinna Y. W. Law & R. Z. Zhou
  • M. cylindrica E. H. Wilson
  • M. dawsoniana Rehd. & E. H. Wilson
  • * M. delavayi Franch.
  • M. denudata Desr.
  • M. elliptigemmata C. L. Guo & L. L. Huang
  • M. elliptilimba Y. W. Law & Z. Y. Gao
  • * M. fistulosa (Finet & Gagnep.) Dandy
  • M. globosa Hook. & Thoms.
  • * M. henryi Dunn
  • M. jigongshanensis T. B. Chao, D. L. Fu & W. B. Sun
  • M. kobus DC.
  • M. liliiflora
  • M. mirifolia (D. L. Fu, T. B. Chao & Zhi X. Chen) Noot.
  • M. multiflora M. Chang Wang & C. L. Min
  • M. obovata Thunb.
  • M. odoratissima Y. W. Law & R. Z. Zhao
  • M. officinalis Rehd. & E. H. Wilson
  • M. pilocarpa Z. Z. Zhao & Z. W. Xie
  • M. rostrata W. W. Smith
  • M. salicifolia (Siebold & Zucc.) Maxim.
  • M. sargentiana Rehd. & E. H. Wilson
  • M. sieboldii K. Koch
  • M. sinensis (Rehd. & E. H. Wilson) Stapf
  • M. sinostellata P. L. Chun & Z. H. Chen
  • M. sprengeri Pamp.
  • M. stellata Maxim.
  • M. viridula D. L. Fu & al.
  • M. wilsonii (Finet & Gagnep.) Rehd.
  • M. zenii W. C. Cheng

Полужирным шрифтом выделены уже интродуцированные виды, а маркером * – вечнозелёные магнолии, которых 9 видов (27 %), тогда как листопадных магнолий почти втрое больше – 30 видов (73 %). 

Большинство из перечисленных видов установлены давно и общепризнаны. Вместе с тем, некоторые из видов китайских магнолий описаны недавно, и их таксономическая самостоятельность представляется проблематичной. Так, например, Magnolia stellata, по мнению одних (Chen, 1993), считается эндемиком Японии, а растения, которые встречаются естественно в приморской китайской провинции Чжецзянь, относятся к самостоятельному викарирующему виду Magnolia sinostellata (Liu, 2004) (этого же мнения придерживаемся и мы (Карпун, Кувайцев, Романов, 2014). Мнение авторов Флоры Китая (Liu, 2008) разделяются: в работе принимается точка зрения, что Magnolia stellata – японский вид, натурализовавшийся в Чжецзяне, с чем не согласен один из авторов Флоры – N. Xia считающий, что Magnolia sinostellata - отдельный вид.

Особого рассмотрения требует недавно установленный вид Magnolia carpunii (Романов, Бобров, 2003), самостоятельность которого некоторыми исследователями подвергается сомнению – типовой экземпляр растёт в дендропарке "Южные культуры". Семена, из которого было выращено это растение, были собраны профессором А. А. Фёдоровым в Юньнане во время его экспедиции в Китай в середине прошлого века (Романов, Бобров, 2003). По совокупности признаков данный вид отличается от родственной Magnolia delavayi и её красноцветковой формы Magnolia delavayi f. rubra, в пользу этого свидетельствуют результаты сравнительного анализа сделанных нами стоматографий (рис. 1).

Magnolia delavayi

Magnolia carpunii

Magnolia delavayi for. rubra

Рис. 1. Микрографии устьиц близкородственных видов и форм восточноазиатских магнолий.

Fig. 1. Micrographies of the stomatal apertures of closely-related species and forms of East Asian Magnolias.

Магнолии в Восточной Азии в естественных условиях встречаются от курильского острова Кунашир (Magnolia obovata Thunb.) до островов Тайвань и Хайнань и крайнего юга и юго-запада китайских провинций Гуандун, Гуанси и Юньнань (Гинкул, 1939; Карпун, 2010; Карпун и др., 2014; Chen, Nooteboom, 1993; Callaway, 1999; Krussmann, 1977; Liu et al., 2008; Liu et al., 2004; Rehder, 1937; Treseder, 1978). Их представленность в разных районах отражена в табл. 1. Полужирным шрифтом выделены: названия регионов, которые полностью или частично можно считать климатическими аналогами Черноморского побережья Кавказа (Селянинов, 1928-1929; Мосияш, 1967; Справочник по климату ..., 1974; Карпун, 1997), и уже интродуцированные виды; цифры в скобках за названиями видов указывают на высоту над уровнем моря, до которой встречаются эти виды. 

Таблица 1. Распространение магнолий в Восточной Азии

Table 1. Distribution of magnolias in East Asia

 

Регионы

 

В и д ы
К и т а й :  
провинция (пров.) Аньхой M. amoena (1000), M. biloba (1500), M. concinna (1500), M. cylindrica (1600), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000)
пров. Ганьсу M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. officinalis (1500), M. sprengeri (2400)
пров. Гуандун M. championii (1000), M. coco (900), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sprengeri (2400)
пров. Гуанси M. championii (1000), M. coco (900), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000)
пров. Гуйчжоу M. championii (1000), M. delavayi (2800), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000), M. sprengeri (2400), M. wilsonii (3000)
пров. Ляонин M. sieboldii (2000)
пров. Сычуань M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. dawsoniana (2500), M. delavayi (2800), M. globosa (3300), M. liliiflora (1600), M. multiflora (1700), M. officinalis (1500), M. sargentiana (3000), M. sinensis (2600), M. sprengeri (2400), M. wilsonii (3000)
пров. Тибет M. campbellii (3500), M. globosa (3300), M. rostrata (3000)
пров. Фуцзянь M. amoena (1000), M. biloba (1500), M. concinna (1500), M. cylindrica (1600), M. liliiflora (1600), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000)
пров. Хайнань M. albosericea (800), M. bawangensis (1200), M. championii (1000)
пров. Хубэй M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. concinna (1500), M. cylindrica (1600), M. denudata (1000), M. elliptigemmata (700), M. liliiflora (1600), M. officinalis (1500), M. pilocarpa (500), M. sieboldii (2000), M. sprengeri (2400)
пров. Хунань M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. dawsoniana (2500), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000), M. sprengeri (2400)
пров. Хэбей M. amoena (1000), M. sieboldii (2000)
пров. Хэнань M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. concinna (1500), M. cylindrica (1600), M. jigongshanensis (1000), M. mirifolia (600), M. officinalis (1500), M. sprengeri (2400)
пров. Цзилинь M. sieboldii (2000)
пров. Цзянсу M. amoena (1000), M. elliptilimba (200), M. zenii (200)
пров. Цзянси M. amoena (1000), M. biloba (1500), M. cylindrica (1600), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000), M. sprengeri (2400)
пров. Чжэцзян M. amoena (1000), M. biloba (1500), M. coco (900), M. concinna (1500), M. cylindrica (1600), M. denudata (1000), M. officinalis (1500), M. sieboldii (2000), M. sinostellata (500)
пров. Чунцин M. biondii (2100), M. denudata (1000), M. liliiflora (1600),
пров. Шэньси M. biloba (1500), M. biondii (2100), M. liliiflora (1600), M. officinalis (1500), M. sprengeri (2400), M. viridula (700)
пров. Юньнань M. campbellii (3500), M. carpunii (3000), M. coco (900), M. delavayi (2800), M. denudata (1000), M. fistulosa (700), M. globosa (3300), M. henryi (1500), M. liliiflora (1600), M. odoratissima (1100), M. rostrata (3000), M. sargentiana (3000), M. sprengeri (2400), M. wilsonii (3000)
Т а й в а н ь M. coco (900)
Я п о н и я M. kobus (2000), M. obovata (2000), M. salicifolia (2000), M. sieboldii (2000), M. stellata (1000)
К о р е я M. sieboldii (2000)
Россия (Курилы) M. obovata (200)

Анализ приведённых данных позволяет составить представление об интродукционных возможностях восточноазиатских магнолий применительно к Черноморскому побережью Кавказа. Так из 21 китайской провинции, в которых естественно растут магнолии, 16 провинций можно считать климатическими аналогами региона интродукции, причём в таких провинциях, как Гуйчжоу, Сычуань, Хунань и Цзянси это исключительно горные местности выше 1000 метров над уровнем моря (Мировой агроклиматический ..., 1937). Особое место занимают восточные приморские провинции Фуцзянь, Цзянсу и Чжецзянь – значения абсолютных минимумов там выше, чем на Черноморском побережье Кавказа, но холодный период отчётливо выраженный.

Южные провинции Гуандун и Гуанси, а также остров Хайнань, бесперспективны в плане интродукции эндемичных видов магнолий. Что касается провинции Юньнань, то здесь можно считать условно перспективными виды, поднимающиеся до 2000 метровнад уровнем моря, и более перспективными – растущие на высотах свыше 2000 метров. Как показывает практика интродукции самых разных растений из горных районов Китая, виды из среднегорных и высокогорных районов хорошо адаптируются к условиям Черноморского побережья Кавказа (Пилипенко, 1978; Карпун, 1998, 2003).

Таблица 2. Анализ перспективности восточноазиатских магнолий для интродукции на Черноморское побережье Кавказа

Table 2. Analisis of the perspectives of introduction of East Asian Magnolias to the Black Sea coast of the Caucasus

В и д ы Интродукционная  перспективность
по климату  ареала по высоте над уровнем моря по широте ареала
I группа
M. amoena
M. biloba
M. biondii 
M. concinna
M. denudata
M. liliflora
M. officinalis
M. sieboldii
M. sprengeri
II группа
M. cylindrica  
M. dawsoniana  
M. delavayi  
M. globosa  
M. jigongshanensis  
M. kobus  
M. multiflora  
M. obovata  
M. salicifolia  
M. sargentiana  
M. sinensis  
M. stellata  
M. wilsonii  
III группа
M. elliptigemmata    
M. elliptilimba    
M. mirifolia    
M. pilocarpa    
M. sinostellata    
M. viridula    
M. zenii    
IV группа
M. campbellii    
M. carpunii    
M. rostrata    
V группа
M. coco    

В целом, восточноазиатские магнолии являются растениями среднегорного пояса. Так, на высотах свыше 1000 метров над уровнем моря встречаются 24 вида; из них на высотах свыше 2000 метров – 11 видов, а два вида, Magnolia campbellii и M. globosa, можно встретить на высоте свыше 3000 метров. Тогда как для нижнегорного пояса (до 500 метров) характерны лишь три вида: Magnolia elliptilimba, M. pilocarpa и M. zenii (Liu et al., 2008).

Анализируя территориальную распространённость китайских магнолий, можно сделать вывод, что своеобразным центром их видового разнообразия является Юньнань – 14 видов, из которых 8 видов уже интродуцированы, а 4 вида, исключительно вечнозелёных, являются эндемиками, это Magnolia carpunii, M. fistulosa, M. henryi и M. odoratissima. Хорошо представлены магнолии в соседней Сычуани – 12 видов (эндемики – Magnolia multiflora и M. sinensis) и в центрально-китайской провинции Хубей – 11 видов. Следует отметить, что в центральном Китае находится второй центр видового разнообразия магнолий данной флористической области – 14 видов, из которых 4 вида, Magnolia elliptigemmata, M. jigongshanensis, M. mirifolia и M. pilocarpa, эндемичны (Liu et al., 2008).

Достаточно представлены магнолии во флоре восточных приморских провинций, Цзяньсу, Чжецзянь и Фуцзянь, – 12 видов, из которых только один - вечнозелёный: Magnolia coco, а M. elliptilimba, M. sinostellata и M. zenii, являются эндемичными для этого района Китая (Liu et al., 2008). Тогда как севернее в прибрежных провинциях встречается только Magnolia sieboldii – едиственный вид, который отмечен для Китая (11 провинций), Японии и Кореи – для последней это единственный вид дикорастущей магнолии. Следует особо отметить, что все японские виды магнолии давно и довольно успешно интродуцированы в рассматриваемый регион (Адо, 1934; Гинкул, 1039; Арцыбвшев, 1941; Васильев, 1955-1956).

Что касается распространения отдельных видов, то здесь просматривается своеобразная закономерность – почти половина из них, 18 видов, встречаются только в пределах одного рассматриваемого региона. 4 вида произрастают в более чем 10 регионах и они уже интродуцированы на Черноморское побережье Кавказа, а 10 видов отмечены в более чем 5 регионах, 8 из них также успешно интродуцированы (Liu et al., 2008). Таким образом, обширность ареала является косвенным свидетельством ожидаемой успешной адаптации вида при его интродукции (Карпун, 2002).

Сгруппировав виды восточноазиатских магнолий по их приуроченности к климатическим особенностям регионов, климатических аналогов района интродукции, встречаемости на различных высотах и с учётом их распространённости, можно получить несколько групп видов с разными степенями предполагаемой перспективности при интродукции (табл. 2). 

В результате проведённого интродукционного поиска в группе восточноазиатских магнолий по означенным критериям выявлены 33 перспективных вида, из которых более половины, 19 видов, уже успешно интродуцированы. Последний показатель свидетельствует о действенности применённого нами метода интродукционного поиска. Выявленные перспективные виды распределились по пяти группам.

Первую группу из 9 видов, 7 из которых уже интродуцированы, составляют исключительно листопадные магнолии. Все виды данной группы в достаточной мере соответствуют основным показателям интродукционной перспективности. Что касается двух, ещё неинтродуцированных видов этой группы, Magnolia amoena и M. concinna, то это вопрос времени, учитывая их нераспространённость в культуре (Tresedes, 1978; Callaway, 1999) и трудность получения семян из природы.

Вторая группа, сформированная по климатическому и высотному показателям, самая многочисленная и представлена 13 видами, из которых интродуцированы 9 видов, что в процентном отношении сходно с успешностью интродукции в первой группе: 69 и 58 процентов соответственно. Последний из использованных нами критериев отбора в известной мере отражает отмеченную ранее специфику распространения отдельных видов в рассматриваемом флористическом регионе и не является основным. Результативность интродукции отсутствующих на Черноморском побережье видов данной группы также определяется возможностями получения исходного материала.

Третья группа из 7 видов, полученная на основании известного сходства климатических условий регионов-доноров (Мировой агроклиматический ..., 1937; Liu et al., 2008) и региона интродукции (Васильев, 1955-1959; Карпун, 1997; Мосияш, 1967; Мировой агроклиматический справочник, 1937; Селянинов, 1928-1929; Справочник по климату Черного моря, 1974), в регионе представлена только Magnolia zenii, которая находится на стадии первичного интродукционного испытания. Нам представляется, что виды-эндемики: Magnolia elliptigemmata, M. mirifolia, M. pilocarpa и M. viridula из таких "холодных" провинций Китая, как Хубей, Хенань и Шеньси, могут быть успешно интродуцированы в район Сочи. Что касается уже рассматриваемой Magnolia sinostellata из приморских районов провинции Чжецзянь, то её интродукция, как викарирующего вида Magnolia stellata, несомненно будет успешной.

Четвёртая группа, представленная всего тремя видами, из которых два успешно интродуцированы, образована исключительно на основании показателя высотности. Однако учитывая, что это виды встречаются на высотах 3000 и более метров над уровнем моря, можно считать, что растения этой группы больше соответствуют критериям второй группы и все входящие в неё виды перспективны в интродукционном отношении. Привлечение к интродукционному испытанию Magnolia rostrata исключительно вопрос времени.

В пятую группу, выделенную лишь по показателю широты ареала, входит только один вечнозелёный вид – Magnolia coco, которая произрастает в 5 провинциях южного Китая и на Тайване на высотах до 900 метров (Liu et al., 2008). Климатические параметры ареала этого невысокого красивоцветущего кустарника мало сходны с климатическими параметрами Черноморского побережья Кавказа даже в наиболее благоприятных микроклиматических участках, но встречаемость этого вида в Фуцзяне и культивирование в Чжецзяне (Treseder, 1978; Callaway, 1999; Liu et al., 2008; Liu et al., 2004) позволяют надеяться на успех. Следует отметить, что попытки интродуцировать эту магнолию неоднократно предпринимались от Батуми до Сочи на протяжении двух веков (Гинкул, 1939; Арцыбашев, 1941; Васильев, 1955-1956; Пилипенко, 1978) – скорее всего она окажется перспективной для пристановочной культуры в затенённых местоположениях.

Подводя итоги проведённого интродукционного исследования, можно отметить следующее:

видовой состав восточноазиатских магнолий представлен 39 видами, из которых на Черноморское побережье Кавказа интродуцированы 19 видов;

5 видов: Magnolia cylindrica, M. delavayi, M. denudata, M. kobus, M. liliiflora и M. stellata, не считая садовых форм таких межвидовых гибридов с их участием, как Magnolia × loebneri, M. × lennei и M. × soulangeana, успешно используются в практике декоративного садоводства региона, остальные виды (из 19 интродуцированных в регион) либо встречаются единичными экземплярами, либо находятся на стадии первичного интродукционного испытания;

по результатам проведённого интродукционного поиска признаны перспективными 15 видов, из которых 7 видов, Magnolia amoena, M. concinna, M. dawsoniana, M. globosa, M. jigongshanensis, M. multiflora и M. rostrata представляют наибольший интродукционный интерес.

References

Ado M. I. Ekzoty Tchernomorskogo poberezhya. Exotic plants of Black Sea coast M., 1934. 119 s.

Artsybashev D. D. Dekorativnoe sadovodstvo.Ornamental horticulture M., 1941. 348 s.

Boguslav A. S., Brennejsen G. E. Putevoditel po parku sovkhoza "Yuzhnye kultury". Guide to the park "Southern Culture" M., 1951. 64 s.

Borovikov V. M., Korkeshko A. L. Derevya i kustarniki sotchinskogo dendrariya. Trees and shrubs of the Sochi Arboretum Sotchi, 1954. 168 s.

Vasilev A. V. Flora derevev i kustarnikov subtropikov Zapadnoj Gruzii // Tr. Sukhum. bot. sada. Abstract trees and shrubs subtropical western Georgia // Proceedings of Sukhumy bot. garden. Sukhumi, 1955-1959. Vyp. 8—12.

Ginkul S. G. Magnolievye v sovetskikh subtropikakh.Magnolia in the Soviet subtropics Batumi, 1939. 46 s.

Karpun Yu. N. Zelyonye sokrovitsha "Belykh notchej". Green treasure of the "White Nights" SPb, 2003. 144 s.

Karpun Yu. N. i dr. Subtropitcheskij botanitcheskij sad Kubani. Annotirovannyj katalog. Subtropical Botanical Gardens of Kuban. Annotated catalog. Sotchi, 2012. 58 s.

Karpun Yu. N. Osnovy introduktsii rastenij. Basics of plant introduction SPb, 2002. 41 s.

Karpun Yu. N. Priroda rajona Sotchi. Relef, klimat, rastitelnost. Nature of Sochi District. Relief, climate, vegetation – Sotchi, 1997. 21 s.

Karpun Yu. N. Sokrovitsha parkov Sotchi. Treasures of Sochi Parks Sotchi, 1998. 172 s.

Karpun Yu. N. Subtropitcheskaya dekorativnaya dendrologiya. Subtropical decorative dendrology SPb, 2010. 580 s.

Karpun Yu. N., Kuvajtsev M. V., Romanov M. S. Drevesnye rasteniya Vostotchnoj Azii. Itogi i perspektivy introduktsii vo vlazhnye subtropiki Rossii. Woody plants of East Asia. Results and prospects of the introduction into humid subtropics Russia Sotchi, 2014. 70 s.

Kelina A. V., Karpun Yu. N. Listopadnye kustovidnye magnolii v subtropikakh Rossii. Deciduous bushy magnolia in the subtropics of Russia Sotchi, 2011. 21 s.

Kelina A. V., Karpun Yu. N. Osobennosti organizatsii Sada magnolij na Tchernomorskom poberezhe Kavkaza // Problemy sovremennoj dendrologii. Features of the organization magnolia garden on the Black Sea coast of the Caucasus // Problems of Modern Dendrology M., 2009. S. 158—159.

Kolesnikov A. I. Dekorativnaya dendrologiya. Ornamental Dendrology M., 1974. 632 s.

Mirovoj agroklimatitcheskij spravotchnik. The World agroclimatic guide M. - L., 1937. 418 s.

Mosiyash A. S. Agroklimatitcheskaya kharakteristika Bolshogo Sotchi. Agroclimatic characterization of of Big Sochi Rostov/Don,1967. 152 c.

Pilipenko F. S. Inozemnye derevya i kustarniki na Tchernomorskom poberezhe Kavkaza. Itogi i perspektivy introduktsii. Foreign trees and shrubs on the Black Sea coast of the Caucasus. Results and prospects of introduction L., 1978. 293 s.

Romanov M. S., Bobrov A. V. Novyj vid magnolii (Magnolia L., Magnoliaceae) iz Yugo-zapadnogo Kitaya // Novosti sistematiki vysshikh rastenij. A new species of magnolia (Magnolia L., Magnoliaceae) from Southwest China // News of taxonomy of higher plants 2003. T. 35. S. 90—94.

Selyaninov G. T. Klimatitcheskie analogi Tchernomorskogo poberezhya Kavkaza. Climatic analogues Black Sea coast // Tr. prikl. bot. gen. sel. 1928–1929. T. 21. Vyp. 2. S. 53—62.

Spravotchnik po klimatu Tchernogo morya. Handbook of the Black Sea Climate M., 1974. 406 s.

Auge P., Allemand P., Hames R. Les arbres et arbrisseaux acclimates en region mediterraneenne. Paris, 1973. 144 p.

Bailey I. H. The standart cyclopedia of horticulture. London, 1927. V. 1–3.

Callaway, Dorothy J. Magnolias. London, 1999. 260 p.

Chen B. L., Nooteboom H. P. The Magnoliaceae of China // Ann. Missuri Bot. Gard. 1993. V. 80. № 4. R. 999—1104.

Krussmann G. Handbuch der Laubgeholze. Berlin – Hamburg, 1977. V. 2.

Liu Y., Xia N., Yuhu L. & Nooteboom H. P. Magnoliaceae // Flora of China. 2008. V. 7. P. 48—91.

Liu Y.-W., Zeng Q.-W., Zhou R.-Z., Xing F.-W. Magnolias of China. Beijing, 2004. 392 p.

Rehder A. Manual of cultivated trees and shrubs. N. Y., 1937. 930 p.

Treseder N. G. Magnolias. London, 1978. 243 p.




Displays: 1065; Downloads: 182;